Вы находитесь здесь: События  •  короткая ссылка на этот документ  •  предыдущий  •  следующий

Событие
Когда: 2002 24 февраля 19:00    Лунный день: 12-й день Луны (ссылка ведет на описание системы расчета лунных дней)
Название: Концерт в ДС "Лужники". Москва
Носитель записи: 406 407 020224
Информация о видеозаписи:
Внешние ссылки: Дополнительные материалы Дополнительные материалы
Комментарий:

Да всё тоже самое!...

24.02. Москва, солнце, слякоть. Новодевичий, пруд, 40%, чудеснейшие люди, служебный вход, Индеец и Макс кого-то встречают, мимо проходит его жена Ирина с вопросом к охране: "Как пройти к артистам?"

В партере просторнее, чем 2 дня назад, гораздо больше ментов. Они вышли!!! За мной стоит вьюнош и подыгрывает им на ... ФЛеЙТЕ!!!!!

Как мы танцевали!!!! Как мы радовались, а как они должно быть радовались!!!!

Под конец столпотворение в партере, пробирается Соломоныч.
-Здравствуйте, Марк!!!
-Здравствуйте!
-Как Ваши дела?!
-Вон наши дела! (кивок в сторону сцены) Ничего?!
-Ещё как ничего!!!

Перед концертом мы устроили просмотр "Настроения Пси". Почему то осталась только Борина последняя фраза с улыбкой в камеру:
- Ну и что вы мне скажете?...


Настроение передалось всем!!!

24 февраля состоялся удивительный концерт Аквариума. Вначале вашему покорному слуге было обидно, что его друзья получили аккредитацию,а я нет, но стоять в первом ряду было значительно лучше, чем по бокам сцены. Начался концерт с трёх всем известных песен, две из которых были с альбома "Лилит", что заставило усомнится, на презентации какого альбома мы находимся. Во время концерта зрителей ждало три сюрприза: очень известный и старый армянский музыкант, игравший на дудуке (по звуку поразительно похожий на длиные дудочки, на которых играют в Египте), молодая девушка со звонким голосом и человек, убийственно сыгравший соло на гитаре. Начало концерто было чересчур спокойным:"народ безмолвствовал", но Вавилон и Растаманы из глубинки развеселили и раззадорили аудиторию. После двух с небольшим часов великолепной музыки (была сыграна половина Сестры Хаос и много старых, любимых русским народом песен, Дубровский был встречен, пожалуй ещё более восторженно, чем Аделаида 2000 и Серебро господа моего) последовали две дружественные песни: Вперёд, Ботхисатва и Мама - анархия - тут зал взорвался и тому, что творилось могла позавидовать и Алиса и Король и Шут!

В общем, после концерта толпы людей уходили из Лужников с улыбкой до ушей и состоянием "восторженной радости" в душе.

А в метро ещё долго продолжался уже народный концерт по мотивам песен БГ...


Москва - город контрастов...

Буквально час назад концерт закончился и мое левое ухо еще не в форме; началось все с "Из Калинина в Тверь", зал не был заполнен полностью, но публика разогрелась довольно быстро. Шар так работал на камеру, что во время 3-й песни, уронил бубен под ноги БГ.

Было интересно, когда исполнялась "Нога Судьбы", сначала - тишина (ноовая песня-то!), к середине зал не только хлопал, но и подпевал. Когда исполнилась программа "Сестра Хаос" (кстати, по-моему не было "Слишком Много Любви"), началась произвольная программа из "хорошо забытого" ("Рыба", "Дерево"…) и хитов ("Вавилон", "Дубровский"…), а когда исполнялась "АНАРХИЯ" Цоя - это был взрыв…

Все кончилось общим поклоном всей группы.

Аделаида 2002

Отчеты и фото - Аквариум ВНЕ, авторы неизвестны.


Тридцать лет борьбы с Вавилоном.

Протягивая деньги в кассу Лужников, во мне преобладало совершенно ясное чувство того, что покупаю я не просто билет на концерт любимой группы, а некий пропуск совсем в иной мир, не похожий ни на что другое, сравнить который можно только лишь с нашими представлениями о рае. Я покупал билет в "мир Аквариума". В этом мире есть своё государство, жизнь в котором течёт под волшебным мостом Мирабо. А самое главное, что в этом государстве существует только лишь один закон - любовь.

Любовь, и ничто другое, привела тысячи почитателей, гурманов, ценителей, да что там - прекрасных людей двадцать четвёртого февраля в Лужники. Как бы Борис Борисович ни утверждал, что юбилейный концерт сильно отличаться от остальных не будет, за исключением нескольких новых песен из "Сестры Хаоса", но в этот раз определённо что-то должно было произойти, чего не происходило за тридцать лет. Зрители это ощущали всеми пятью чувствами сразу. Было видно, как люди нервно поглядывали на часы, задумчиво улыбались, будто вспоминали все приятные моменты жизни, осторожно покачивали головами в такт уже привычной на концертах Гребенщикова удивительно красивой кельтской музыке. Один журналист как-то сказал, что заслуга Б.Г., прежде всего в том, что на его выступления приходят сразу три поколения. Очень и очень справедливо замечено. Публика собралась самая разновозрастная. Но, казалось, что в этот вечер все вели себя, как наивные, и от этого невинные искренние дети. Лишь совсем пожилые мужи с доброй ухмылкой смотрели на своих наследников, восклицая: "Эх, хорошо, что наши малыши теперь воспитываются и на Гребенщикове!".

Борис вышел на сцену как всегда, застенчиво улыбаясь, без горячих приветствий. Скромно взял гитару и запел. С самой первой песни ("Из Калинина в Тверь") публика сблизилась, соединилась в единое целое. Конфликт между отцами и детьми, который не мог разрешить Тургенев, Гребенщиков разрешил одним куплетом. Многие переживали, что в этот раз их слух вряд ли ублажат старые, проверенные временем нетленки Бориса. Переживали напрасно. Казалось, Гребенщиков спел все свои "500" песен. И у каждого присутствующего на концерте наверняка возникали их собственные ассоциации с той или иной композицией. Так, несознательно, Б.Г. погрузил всех нас в приятные воспоминания.

Борис потрясающе выглядит: оригинальные штаны с надписями известных американских приветствий, бордовая рубаха и неповторимая улыбка чеширского кота. Магически жестикулируя руками во время песен, и складывая их в лодочку под подбородком после исполнения, Гребенщиков ни на минуту не перестаёт казаться эдаким БоГом, от которого, как когда-то сказал Бананан, исходит сияние. Бог и на этот раз оказался немногословным. Кроме "здравствуйте" и десятков "спасибо" он так ничего не сказал. Ни слова о тридцатилетии, об истории группы, о тех, кому уже никогда не доведётся поиграть в рок-н-ролл с Аквариумом. Это более чем мудро со стороны Гребенщикова. Настоящий поэт, коим, безусловно, является Борис, никогда не тратит своей бесценной энергии на пустые слова. Вся жизнь поэта в его стихах, музыке… И, слушая песни, мы находим исчерпывающие ответы на исторические вопросы к группе, узнаём об отношении автора к так называемому юбилею ("я до сих пор пою, но я не уверен, хочу ли я что-то сказать")…

На концерт я ходил с хорошим знакомым, который выступления Бориса Борисовича посещает года с девяносто первого. Всё действо он угрюмо стоял, облокотившись на железные перила, в то время как я безудержно прыгал от радости, выкрикивал слова любви, выбрасывал руки в воздух от счастья и, что уж там скрывать, даже всплакивал под "Небо становится ближе" и "Серебро Господа моего". Удивительно то, что все мои эмоциональные всплески угрюмый знакомый начал повторять после концерта. Позже, в машине, он объяснил, что в зале внимательно слушал каждое слово и новую аранжировку Гребенщикова, дабы придраться хоть к чему - нибудь (он у меня скептик ужасный), но упрекнуть было абсолютно не за что.

Ничего не изменилось ("Мы всё поём о себе. О чём же нам петь ещё?")! Борис по-прежнему смотрит на мир глазами 18-ти летнего парня, которому всё интересно. И совсем не важно, что эти глаза скрывают элегантные тёмные очки в дорогой оправе. Важны глаза. И в этот раз он подтвердил слова одной из песен: "…Я тоже шаман, но другой!" Гребенщиков самый настоящий волшебник, который может манипулировать фразами, произнося их по-разному, тем самым, вызывая разную реакцию зрителей. Он управляет и завораживает. И, слушая Б.Г., просто невозможно устоять. Ты ложишься на волны его поэзии и полностью отдаёшься течению. Самое примечательное то, что течение никогда не разбивает тебя о камни. Оно уносит в ни с чем не сравнимое путешествие. В путешествие твоего собственного сознания. А в конце течение бережно возвращает тебя на берег.

В Лужниках это путешествие продолжалось два с половиной часа. Причём по ходу путешествия мы встретили новых (старых) героев. Саша Ляпин покорил всех своей виртуозной игрой на гитаре, которую он и за голову и за спину закладывал. Ещё была очаровательная девушка Севара Назархян с божественным голосом. Нежный звук дудука извлекал легенда - музыкант Дживан Гаспарян. В этом путешествии мы снова встретились с рыбой, которая плавает быстрее всех, окунулись в серебро Господа, выпили саке с самураем и гейшей, проехались по снежной степи на тракторе, побывали в волшебном саду, где растёт чудотворное дерево, прикоснулись руками к приближённому небу, заскочили в глубинку к растаманам, промчались по хайвэю с партизанами полной луны, пролетели на аэроплане с многоуважаемым Дубровским, видели, как Вороника грустит на крыльце, узнали старого знакомого отца - Кокаина, познакомились с братом Никотином… Да многое было за эти два с половиной часа, за эти тридцать лет.

Когда путешествие подходило к концу, вся аквариумовская братия во главе с Борисом Борисовичем разрушила - таки путы непримиримого Вавилона, с которым Гребенщиков борется вот уже "четверть своего творческого пути" - тридцать лет.

Shaman
Аквариум ВНЕ

Сцену венчал экран. Он был во всю ширину, и высотой - с моего места - с четырех БГ. Не смотреть на него было невозможно. На экране непрерывно шла нарезка кадров в стиле "бесмысленный набор слов" - и не без привязки к текстам исполняемых песен. Смотрелось это, впрочем, лучше, чем клип "Брод", но мешало основательно. Еще один экран был сбоку, от Шара до края сцены, что отвлекало и от Шара тоже. Посмотреть music videos мы могли бы и дома. Сидя :)

На БГ, впрочем, смотреть и не хотелось. Он был облечен в штанишки с "факами", уже примелькавшиеся в разных телепередачах, и кургузую курточку темно-бордового цвета. Аляповатость и безвкусность наряда удачно дополняла голубая лента черной гитары и торчащие из под курточки белые рукава рубашки, вылезавшие наружу по локоть, когда БГ тыкал пальцем в зал - ну, как на "500" и "Вавилоне", вы знаете :)

На Шара смотреть тоже не получалось - один из операторов пристроился прямо перед его стойкой и весь концерт снимал, как Шар лупит по коробкам и чему-там-еще. Иногда его было видно - когда он подпрыгивал, но это было уже не то. Шар плясал на отшибе совершенно сам по себе, как и все остальные. На довольно большой сцене музыканты находились друг от друга на непреодолимом расстоянии и выглядели, в итоге, как памятники самим себе. Некоторые предположили, что виной этому - телекамеры со всех сторон, в том числе и прямо под ногами. Может быть...

Вообще, первая часть концерта не цепляла именно потому, что была пафосно-юбилейная. Хотелось сесть. Исполнялись - Из Калинина в Тверь, Мальчик Золотое Кольцо, Если бы Не Ты, Боже, Храни Полярников, Немое кино, Я - змея, Аделаида. Песня "Немое Кино" с ежегодным апдейтом срока уже пару лет, как начала надоедать. Я надеялась, что у БГ хватит чувства юмора спеть "тыщу лет" или что-то еще повеселее, но у него - был "юбилейный концерт". БГ бронзовел лицом так, будто его снимают не для ОРТ, а для юбилейного рубля. Не удовлетворила и "Аделаида" со скрипкой вместо гитары, однако, играемая жестко, а не "проникновенно". Вот если б с гитарой... Зато мои соседи по партеру неожиданно начинают бурно обсуждать возможное появление Ляпина на сцене - оказывается, он играл с А в Питере и приехал в Москву с ними. БГ раскланивался так, будто бы зал аплодировал этой песне особенно, подчеркивая ее значимость в его наследии. Отнюдь. Но у него был "юбилейный концерт"...

После "Аделаиды" БГ во второй раз обратился к залу (в первый раз он здоровался) и объявил - "А теперь - Сестра Хаос". Играли по порядку, как на альбоме. Зрелище продолжало быть юбилейным - много качественного плотного звука, но медленнее, чем на альбоме процентов на 15, что наводило на мысли об артрите то ли у лидера, то ли у барабанщика, заявлявшего в пресс-релизе к альбому, что он "гонит от себя мысли о юбилее" и проч. Хотелось сесть. На "свои" песни выходила Севара Назархян, БГ смотрел на нее с видом ну очень увлеченного человека - его влюбленный взгляд говорил, что если б он смог, то спел бы так сам. Представляя ее, БГ просил любить и жаловать. Надеюсь, что нам не придется. Аквариум - группа с мужским вокалом. Девушка зря вышла из роли и пела про "время перейти эту реку вброд" - "а-ааа-аа-а" в ее исполнении звучало гораздо органичнее.

"Слишком много любви" не играли - наверное, не выучили еще, хотя мысли об артрите приходилось гнать от себя палками. На "Северный цвет" вышел "наш дорогой гость - Дживан Гаспарян". Дудук оказался толстенькой небольшой флейтой, а сам Гаспарян - толстеньким небольшим дедушкой в расшитой серебром жилетке. Звезда и легенда world music начал с импровизации, но это не доставило никакого удовольствия даже БГ, потому что он все это время простоял с поднятым кверху пальцем, в который впились глазами все музыканты. Как вступить в _это_ - видимо, было проблемой. В какой-то момент БГ дал отмашку, и Потапкин запустил всех стуком палочек - на фоне дудука это "раз-два-три" было забавно. Песню запороли. Вокал был выведен на километр вперед относительно всего остального, включая дудук - так что БГ просто орал нам в уши, лишив песню всего очарования и проникновенности. На остальных песнях таких проблем не было, между прочим.

Когда это мучение закончилось, перешли к третьей части. Стало понятно, что если я хочу уйти в хорошем настроении - придется заняться этим самой. "Стучаться в двери травы", "Дерево" и "Таможенный блюз" - очень помогли, особенно гармошка в последнем. Потом еще играли "Не стой на пути" и "Саке" и "Серебро господа моего". Тут приятно было, что БГ не пытался помешать залу спеть с ним хором - начинал припев именно тогда, когда все ожидали. Очень душевно попели, спасибо. Потом еще "Партизаны полной луны" - опять вышла узбекская девушка, мы ожидали, что она красивым голосом пропоет эти эльфийские мантры в конце, но она не знала слов (а на бумажке их БГ, наверное, записал рунами :)), их пропел БГ, а девушка подпевала кое-где в русском тексте. У нее была трогательнейшая улыбка фанатки, вышедшей спеть на сцену.

Затем они ушли и вернулись, никто не воспринял это всерьез, спокойно дождались, пока музыканты переведут дух, потом вышли Гаспарян и Рубекин, они что-то поиграли, все спокойно дождались, пока БГ покурит за сценой, потом вышли все и это что-то оказалось "Дубровским" под дудук. Те, кто любят эту песню, сказали, что было очень здорово. Когда дедушка ушел, БГ запел... "Нам всем будет лучше, когда ты уйдешь". Для Гребенщикова, который, кажется, всегда и всему придавал значение - непростительно. Обращение в женском роде там только в третьем куплете, а первые две минуты это звучало просто по-хамски. Потом ради юбилейности еще сыграли "Рыбу". Имхо, лучше б они сыграли "Кто-то стал отныне богом" :))

Затем БГ призвал "вспомнить старых друзей", и мы попрыгали под Майкову "Вперед, бодхисаттвы!" Дальше последовало традиционное уже обещание исполнить тихий вечерний романс - и мы из последних сил проорали "Мама - Анархия". К этому моменту, не буду врать, было уже очень хорошо. И тут - продолжая, видимо, тему старых друзей (первые двое из которых давно умерли, впрочем) - наконец-то вызвали Ляпина и заиграли "Вавилон". Поначалу Ляпин и БГ вели себя отвратительно вежливо - Ляпин скромно отирался где-то позади Сура, а БГ отходил от своего микрофона метров на 5 в сторону, чтоб уступить звук Ляпину. Зато опять появилась узбекская девушка, которая стала подпевать и тыкать пальцем в зал так, будто это она песню написала. Замусоленный и потерявший значимость два года назад "Вавилон", кстати, можно было и не петь, а переходить к "Она может двигать собой" сразу - тут Ляпину уже было, что играть. Становилось все лучше :)

Следующая песня была "Небо становится ближе". Вообще, про небо и где оно ближе мы уже все окончательно выяснили час назад в "Псалме", но ради Ляпина можно и повториться. Тут уже стало повеселее, Ляпин запиливал, БГ строил ему глазки, они сдвигали гитары и - наконец-то! - заиграли ВМЕСТЕ. Будь проклято то, что они никак не могут поделить и что мешает им объединиться. Ляпин и БГ вместе - зрелище потрясающее, но, к сожалению, совершенно неописуемое :) Ляпин такой... и БГ такой... ах! Ляпин делал со своей гитарой что-то невероятное и вынимал из нее фантастические звуки так и с таким видом, что немедленно хотелось оказаться на ее месте - в некотором приближении :) БГ, разумеется, изящно смягчил пафосность момента, подчеркнув, что на этой-то торжественной ноте и закончить бы, но есть, мол, еще подходящая песня.

Тут получилась заминка, БГ посмотрел на Ляпина - мол, давай! "А я забыл :)" - отвечал Ляпин неожиданно приятным голосом. Но быстро вспомнил, вышел на авансцену и... - вставьте тут мп3, начало "Игры наверняка" не передать словами!!! Это был оргазм, катарсис и что вам угодно :) Слова, которые пел БГ, были особенно актуальны и ироничны, но запилы Ляпина "сносили крышу". И он-таки сделал фирменный фокус - поиграл на гитаре, закинутой за голову :) На сцене, наконец, веселились от души, зал неиствовал. Когда все кончили, БГ и Ляпин обнимались, публика ревела от восторга. Видимо, никто не задумался, что скорее всего, мы видим это в последний раз.

Потом пели "Чай", у меня не было уже сил даже подпевать. Хотелось лечь :) Сур предложил Ляпину подержаться вместе за какую-то погремушку (оставшуюся Суру от Сакмарова), и они трясли ею вместе. Кланялись все вместе, в обнимку, и с Ляпиным... БГ поблагодарил всех собравшихся и всех участников, в том числе "за эти 30 лет" и добавил, что "я считаю, что первая четверть нашей карьеры прошла нормально". Несколько двусмысленно, а? По-моему, те три четверти, что были с 1980 по 2002 годы - как раз получше :))

В итоге, впечатление от концерта феерическое. За последние 40 минут полностью улетучилась натужность первых двух частей, которую я восстановила исключительно для справедливости :) Однако, печально, что основная радость от концерта - как у зала, так и у музыкантов (!!!) вызвана старыми песнями, а не новым альбомом. Хорошим альбомом, интересным, свежим... так чего ж так скучно его играли-то, а?

К. Демидова klapa{собачка}mail.com
Пустые места группы "АКВАРИУМ" №181

"ДЖАМАЙСКИЕ" ТАНЦЫ В ИСПОЛНЕНИИ ГРЕБЕНЩИКОВА

Концерт группы "Аквариум" с программой "Сестра Хаос" прошел в ДС "Лужники" 24 февраля. Разогретые кельтской музыкой молодые растаманы (на деле обычные студенты-очкарики) начали требовать "Гребня" ровно в семь. Не заставив себя долго ждать, рок-гуру появился в коротком бордовом кимоно, с серьгой в ухе и черных штанах, украшенных словом "fuck". Гребенщиков, на больших концертах всегда отдающий предпочтение новым песням, на этот раз начал с композиции пятилетней давности "Из Калинина в Тверь" и продолжил в том же духе. Обрадованные фанаты уже через пару песен не переставали канючить: "Еще, еще". Борис Борисыч же уходить пока никуда явно не собирался, хотя и исчез однажды. Сев на пол, он скрылся за обильным дымом на время длинного вступления к "Аделаиде".

Представление "Сестры Хаос" стартовало с единственной на новой пластинке политизированной песни "500". За ней под восторженные крики последовал "Брод". В качестве бэк-вокалистки выступила Севара Назархян. Увидев девушку в восточном платье, лидер "Аквариума" очень обрадовался, чего нельзя было сказать о женской половине его фанатского лагеря. Позже проникновенная подпевка Севары растопила сердца слушательниц, гнев сменился на милость и робкую певицу уже начали подбадривать криками: "Молодец, молодец!"

Все песни, как новые, так и старые, сопровождались весьма эклектичным видеорядом. Иногда между картинками и текстом можно было даже уловить связь. Так, под "Брата Никотина" все внимание невольно переключилось с музыкантов на экранную ворону, которая, подобрав в траве непотушенную сигарету, принесла ее в гнездо под крышу дома. А потом, сидя на проводе, с ужасом наблюдала за тем, как огонь охватывает все здание.

БГ особенное удовольствие, казалось, доставляло представлять те новые песни, которые уже побывали в чартах радиостанций. Хитро улыбаясь, он объявил, что "сейчас будет кое-что, что вы уже знаете", этим "кое-что" оказались "Кардиограмма" и "Растаманы из глубинки". "Аквариум" очевидно не акцентировал внимание на том, что группе исполнилось тридцать лет. Изящные "джамайские" танцы в исполнении Гребенщикова заражали не только партер, но и самые дальние трибуны. Скрипачу Андрею Суротдинову то и дело приходилось обрывать нитки с растрепавшегося смычка. Не уставая, играли и Борис Рубекин "на клавишах белых и черных", и перкуссионист Олег Шар в красочном халате. Когда пришло "время петь псалмы", на сцену был приглашен еще один "дорогой гость" Дживан Гаспарян. Он играл на дудуке не только в треках, вошедших в "Сестру Хаос", - армянская дудочка стала настоящей неожиданностью в "Дубровском".

Забыв или просто не пожелав спеть с новой пластинки "Слишком много любви", "Аквариум" снова вернулся к проверенным временем хитам: "Партизаны полной луны", "Пока несут сакэ". "Серебро Господа моего" зал встретил опережающим солиста хором и сотнями горящих зажигалок. Предложив спеть "тихий, печальный романс", БГ заставил вздрогнуть зал, резко заиграв кавер "Мамы-анархии". Через два часа после начала юбилейного концерта к "Аквариуму" присоединился музыкант-виртуоз Александр Ляпин, продемонстрировавший умение играть на гитаре, запрокинув ее за голову. В самом финале Борис Борисыч объявил тридцатилетие группы как первую удачную четверть ее существования и пожелал всем от имени "своего оркестра" спокойной ночи.

Агенство InterMedia (www.intermedia.ru)


Фото: Максим Горелик, ЗВУКИ.RU

Краткий отчет о праздновании тридцатилетия группы Аквариум

Развернутый репортаж о ходе празднования тридцатилетия группы Аквариум будет опубликован на Звуках в самое ближайшее время. Мой отчет о концерте непрофессионально хаотичен и эмоционален, и будет заменен (либо дополнен) более пристойным текстом немедленно после его создания.

Поэтому довольствуйтесь плей-листом с краткими комментариями и фотографиями Надежды Лебедевой - а ваша покорная слуга ушла бродить по потолку.

Все дело в том, что 24 февраля группа Аквариум специально для меня исполнила "Концерт по заявкам", тем самым невольно подтолкнув к мысли: черт возьми, а ведь я ненамного этой группы старше. И я знаю очень немногих людей (тем более - групп), чье тридцатилетие творческой деятельности праздновалось с неменьшим драйвом и при таком стечении гостей.

Экспозиция и диспозиция: еще за несколько дней до концерта известно было, что на вечере будет несколько приглашенных музыкантов, один из которых - легендарный Ляпин. Зал "Лужников" был распилен пополам неумелыми руками звуко-и светотехников: левая половина зрителей видела ровно вдвое больше (два экрана, демонстрирующие никак не связанные между собой сюжеты и картинки-заставки), зато вдвое меньше, чем правая сторона, слышала. Правой половине зала повезло не только с колонками, но и с отсутствием шныряющих под ногами журналистов. Стоит ли говорить, что к концу концерта численный перевес в зале был на правой строне партера.

Краткий анонс программы вечера Борис Гребенщиков изложил, едва взяв в руки гитару:

Я пришел, чтобы сделать приятно,
И еще - соблюсти свой обет."

Последовавшая далее "Увидимся на той стороне" уже было настроила на восприятие условно свежего материала, как вдруг, словно из рога изобилия, посыпались восхитительные старые вещи:

"Боже, храни полярников" с красивой скрипкой;

"Фома" - в фанковой обработке, снабженная салонными клавишами;

"Я - Змея" - начисто лишенная былой угрожающей рассудку сексуальности, она стала просто угрожающей и довольно резкой;

"Аделаида" с подводкой в духе Жана Мишель Жарра;

После этого воодушевляющего экскурса в историю были исполнены основные вещи с нового альбома "Сестра Хаос":

"500";

"Брод" с бэк-вокалом в исполнении модной world-певицы Севары Назархан, фаворитки Питера Гэбриела и Deadушек;

"Брат Никотин" (тут изобразительный ряд неожиданно совпал со слышио-частью,- народу показали клип про галку с сигаретой в клюве);

"Нога Судьбы", вызвавшая заметную ажитацию в зале;

"Растаманы из Глубинки";
"Теперь меня не остановить";
"Кардиограмма";

"Северный Цвет" при участии Дживана Гаспаряна и его волшебного дудука. Гаспарян, умеющий одним-двумя мазками написать картину, полную щемящей грусти и простора, привнес в концерт умиротворенность и, как ни странно, всколыхнул воспоминания юности по-новой;

"Cтучаться в двери травы";
"Ты - дерево";
"Таможенный блюз";

"Не стой на пути у высоких чувств" - все острее становилось ощущение, что сегодня у именинников было настроение такое - они превращали все старые вещи в регги, как царь Мидас превращал все окружавшие его предметы в золото;

"Пока несут сакэ";
"Серебро Господа Моего";

"Партизаны полной луны": немаловажной частью концерта стала полная реабилитация во многом неудачного альбома "Равноденствие";

Небольшой - в минуту - антракт, и на сцену вновь вышел Дживан Гаспарян. Вновь полилась чарующая музыка. Публика начала терзаться вопросом, что же она так красиво предваряет, но итог был немного неожиданным: зазвучал "Дубровский";

"Когда ты уйдешь";
"Какая рыба в океане" - фитнесс для народа

Без подарков, понятное дело, тоже не обошлось. "Вспомним пару старых друзей",- призвал Гребенщиков, после чего урезал забойную версию "Бодхисатвы" Майка Науменко и совсем уже ни на что не похожую, в диком темпе и на фоне хаотически плящущего волынщика, "Маму-анархию" Цоя, которую зачем-то обозвал "тихим вечерним романсом".

Крышу свернуло.

Однако требовалось появление на сцене Александра Ляпина, чтобы стало понятно, что не только зал, но и сам концерт был распилен напополам: частью "до-Ляпина" и "после-Ляпина". Без его драйвовой гитары, оказывается, все звучит плоско и скучно.

Да и сам гитарист-затейник не подкачал: роскошно вывел сольную партию на "Вавилоне", творил нечто невообразимое на "Она может двигать" и "Небо становится ближе". Играл, закинув гитару за спину, извлекал невозможные звуки и дал остро почувствовать, как мы по нему соскучились;

Два заключительных номера примирили публику с собой и с необходимостью уходить: не без умысла исполненная "Игра наверняка" и акустический "Чай" в сопровождении губной гармоники.

На этом разрешите считать наше словоизлияние законченным, а концерт - безусловно удавшимся.

Соня СОКОЛОВА, автор фото: Надежда ЛЕБЕДЕВА
ЗВУКИ.RU

Контрверсия: Мастер Бо, Доктор Ля и оживление монстра

Борису Гребенщикову наконец-то удалось совершить почти невозможное: достичь того сугубо англицкого сочетания корявой попсы и гладенького авангарда, что одновременно восхищает и режет ухо у классиков жанра вроде Боуи, Бирна и Ферри.

Концерт, посвящённый тридцатилетию ансамбля Аквариум, представлял собой совершенно естественно выглядевшее, и вместе с тем, изощрённейшее издевательство над идеей такого рода мероприятий. Никакой помпезухи. "Лужники", низведённые до состояния какого-то андеграундно-хипповского британского клуба образца середины шестидесятых. Два видеоэкрана, показывающие совсем не то, что показывает такая аппаратура на стадионных рок-концертах. Или именно то, что надо: концептуально-калейдоскопический хаос цветных пятен и трёхмерных компьютерных абстракций, экологически чистые замедленные съёмки трескающих селёдку дельфинов либо бакланов в свободном полёте. И ещё глаза: символы с греческих и египетских фресок, фасеточные зенки нехороших пауков, а также простые человеческие глаза.

И шестёрка музыкантов - на сцене.

Материал нового альбома предваряла неплохая подборка старых песен. Не настолько хорошо, как хотелось бы, но и не так плохо, как ожидалось. По крайней мере, нынешняя версия легендарной "Аделаиды" хотя и уступала классической, зато несколько реабилитировала музыкантов после того невнятного бреда, что можно было услышать на "Территории".

Первый шок: Гребенщиков, помимо пения, пребывал большую часть концерта в чине единственного гитариста группы. Чуть ли не впервые со времён скандального "Тбилиси-80". Некоторые ждали, что всё это временно, и вот сейчас наконец, на сцену вылезет кто-нибудь с нормальной электрогитарой, а не с этой потасканной шестистрункой. Однако после исполнения Гребенщиковым затейливой блюзовой риффовки в знаменитой "Я - Змея", им пришлось обломаться. Тоже, впрочем, зря - но об этом позже.

Недостаток по части гитарного рубилова с успехом восполняли находящиеся вместе с начальником группы на первой линии Борис Рубекин, синтезаторщик, электронщик и программист, появившийся в составе ансамбля во время записи сингла "Скорбец", и скрипач Андрей Суротдинов, примкнувший к Аквариуму незадолго до записи "Навигатора". В резком, гневном номере "500" скрипка Суротдинова создавала жёсткий немодулированный "груз", сделавший бы честь любой ню-металлической гитаре. Собственно скрипичных партий он в тот вечер исполнял мало, да и те были обработаны примочками вроде гитарных по самое не балуйся - как, например, в старой-доброй балладе "Боже, Храни Полярников".

Примерно тем же занимался и Рубекин. Сразу, правда, было слышно, что синтезирование звука для этого колоритного человека в шляпе - дело более привычное, нежели игра в стандартных регистрах. Всякие амбиентно-медитативные созвучия, создающие загадочную атмосферу и то и дело переплетающиеся с шумом дождя и плеском волн, из под его пальцев выходили просто потрясающими. Но вот уже песенки вроде "Фомы" в его трактовке звучали странновато: изысканное звуковое кружево тут же превращалось в автоакомпанимент дешёвенького электроорганчика, зацикленного на повтор бесконечного блюзового квадрата. Примерно к середине концерта кибернетическая точность партий Рубекина вкупе с его маниакальным пристрастием к имитации звука "хаммондского парового молота" начала утомлять особо придирчивых слушателей. Как, впрочем, и периодически нахально лезущие на первый план ударные Альберта Потапкина (экс-Наутилус Помпилиус и Агата Кристи).

Материал нового альбома публика приняла неоднозначно, но в общем - позитивно. Во всяком случае, какая ещё песня, кроме вышеупомянутой "500" в последние десять лет повествовала бы о суровой правде жизни и вызывала бы чувства вроде "Пра-альна! Так им, гадам!.."? Новую регги-фазу в творчестве БГ публика тоже приняла не без удовольствия: и раскрученный по радио и ТВ "Брод" (с подпевками некоей восточной женщины Севары Назархян), и неподлежащих никакой раскрутке, издевательски-неформатных "Растаманов Из Глубинки". Многие новые песни БГ призывают двигаться в какую-то туманную даль. "Но мы никогда не обещали никого никуда привести...", - честно, как Минздрав, предупредил Гребенщиков ещё в начале девяностых. Так что будьте бдительны. Строчка из "Ноги Судьбы" - "...он сжёг офис "Лукойл" вместе с бензоколонкой - без причин, просто так. Из уваженья к огню" вызвала в партере такую же бурю восторга, как помнится, сцена расстрела на премьере приснопамятной "Ассы".

Несколько тяжелее пошли слишком похожая на "всё, что было в этом стиле до..." "Кардиограмма", а также "Брат Никотин" и "Северный Цвет". Второй номер, впрочем, несколько оживлялся демонстрацией на экране над сценой специально снятого ролика про ворону, поджигающую чьим-то окурком заброшенный дом и последующим дождём из воды и рыбы. А в третьем группе помогал своим духовым инструментом, именуемым дудук, благородный старец Дживан Гаспарян.

Пройдясь таким образом по новому материалу, музыканты вновь обратились к своей классике. Не без шалостей, конечно. Трудно сказать, насколько уместным было превращение "Дерева" в очередную пальму с аллеи регги. А вот нынешняя трактовка "Таможенного Блюза" оказалась весьма и весьма провокационной. В оригинале, если кто не помнит, гитару там прописывал великий Мик Тейлор (John Mayal`s Bluesbrakers, Rolling Stones ets). Теперь там вообще нет гитары. Баса, ударных, пианино и губной гармоники вполне хватает, дабы поставить на уши средних размеров стадион.

Без кавер-версий тоже не обошлось. Но исполнение "Вперёд, Бодхисатва!" Майка Науменко было вполне ожидаемой, предсказуемой, и в общем-то, традиционной для БГ акцией. А вот "Мама-Анархия" Цоя в исполнении Аквариума вряд ли могла пригрезиться кому-нибудь из присутствующих даже после трёхдневного сидения под пальмой с кокосом в руках и косяком в зубах.

Главный сюрприз традиционно приберегли на финал. Сперва между Гребенщиковым и ударной установкой возник на сцене до боли знакомый белый "стратокастер" с чёрной накладкой. Потом на сцене появился до боли знакомый мужик в белых штанах и чёрной фуфайке. "Саша Ляпин!" - представил его БГ.

Под истерические визги в партере старые друзья-соперники вошли в "Вавилон". Сперва характер происходящего на сцене почти не изменился: лишь стало чуть более дерзновенным традиционное аквариумное разгильдяйство. Но стоило лишь Ляпину начать свой знаменитый отыгрыш из "Она Может Двигать" - и всё изменилось самым разительным образом. На сцене была уже другая группа. Настолько другая, что почти все предыдущее оттяги и кайфы вспоминались теперь, как нечто, хотя и любопытное, но не вполне живое. Да, БГ в роли доктора Франкенштейна, сработавший новый состав Аквариума из разнокалиберных лоскутков, был неплох - однако по-настоящему вдохнуть душу в этого рок-монстра смог лишь Ляпин. Закинув гитару за плечо, старый рокер выпиливал свое бессмертное соло из "Небо Становится Ближе" так, что слёзы наворачивались на глаза.

Завершился концерт совершенно беспафосной песенкой "Чай". Занавеса не было. Все и так всё прекрасно поняли.

Да, это меньше всего было похоже на юбилейный концерт легендарной группы. Но не в этом ли особая прелесть? Да, очередной состав верен духу традиционного аквариумовского бардака, причём даже больше, чем все предыдущие - импровизаций стало в который раз больше, чем аранжировок, а возросший профессиональный уровень музыкантов не в силах помешать им периодически разбредаться при исполнении той или иной песни "кто в лес, кто по дрова". Но кто ещё, погрязнув в таком бардаке, может собрать стадион и в течении двух часов вызывать восторг у собравшихся своим по-хорошему раздолбайским ковырянием?

Где та..? Да нет её, нет...

Арсений ДМИТРИЕВ, ЗВУКИ.RU

"Аквариум" показал свою новую "Сестру"

В Лужниках прошел концерт, посвященный выходу нового альбома группы "Аквариум" "Сестра Хаос", а также 30-летию группы. Релиз сопровождается шумной рекламной кампанией, а в своих интервью Гребенщиков говорит о новом этапе в истории группы. Концерт, однако, закончился на несколько тревожной ноте.

Вот уже который год лучшим концертным номером группы "Аквариум" остается песня "Мама-анархия", написанная Виктором Цоем. Зал ждет ее, чтобы на три минуты впасть в безумие, - умиротворяющее творчество самого Гребенщикова уже давно никого с ума не сводит.

Чем длиннее становится история "Аквариума", тем занятнее разглядывать людей, приходящих на его концерты. Хотя бы потому что публика, вопреки законам логики, молодеет. Еще на станции метро "Спортивная" можно было заметить тинейджеров самых неожиданных расцветок. Встретишь в обычный день и ни за что не догадаешься, что "Аквариум" любит - в крайнем случае Guano Apes. Те, кто вырос до появления Guano Apes, или тихо сидели на трибунах, или остались дома, заявив, что в 198* году на квартирнике "Движение в сторону весны" БГ был молод и прекрасен, а сейчас - совсем наоборот.

Еще пять лет назад, на концерте в честь двадцатипятилетия группы, партер был заполнен ныне бесследно вымершими хиппи. Теперь в том же партере того же стадиона рядом со мной стоял молодой человек, который постоянно вел с кем-то переписку при помощи карманного компьютера. Но по доносившимся из толпы репликам можно было понять, что и новые рекруты усвоили странную манеру поведения, объединяющую всех поклонников "Аквариума": захлебываясь от счастья и восторга рассуждать о том, как на быстрой, почти рэповой песне "500" Гребенщиков опаздывал говорить слова, как невнятен был его конферанс и как невыносимо плохи новые песни.

Что касается той самой "Сестры Хаос", то лучше всего зал встретил "Растаманов из глубинки" - апологию марихуанокурения, сведенную не так давно в прямом эфире "Нашего радио". Когда она зазвучала, с мест поднялись совсем уже неожиданного вида бандерлоги в спортивных костюмах и принялись сосредоточенно отплясывать. Неплохо прошел и раскрученный радио-хит "Брод", в котором Гребенщикову с нарочитым дальневосточным акцентом подпевала узбекская певица Севара Назархян. Во время исполнения "Северного цвета" на сцене появился Дживан Гаспарян со своим дудуком. Публика встретила его уважительной тишиной. Казалось, на заднике, где весь концерт крутилась весьма занимательная нарезка из чужих клипов, вот-вот начнут показывать кадры из "Гладиатора".

Через полтора часа после начала мероприятия с "Сестрой Хаос" было покончено, но оставалось ощущение, что концерт еще и не начинался - все, разумеется, ждали старенького. Однако выступление свое Гребенщиков ко всеобщей тревоге закончил двумя совсем старыми и злыми песнями - "Когда ты уйдешь" и "В игре наверняка что-то не так". А совсем уже на прощание спел колыбельную про чай с "Синего альбома" и ушел со сцены. Озадаченный партер еще долго ждал, пока выйдут трибуны и милиция откроет путь к продуваемому сквозняками гардеробу. А "Движение в сторону весны" БГ уже давно не поет. Некуда двигаться - и так весна кругом.

Мария КУВШИНОВА
Статья в газете "Известия", 28.02.02
Сохранил
Вячеслав Синицын

Запись с "воздуха" - Георгий Степанов

Дополнительные ссылки:
Событие: 2002 23 октября. Вышла видеоверсия концерта "Аквариум-30 лет" в Лужниках.


Список исполнений:
1.Из Калинина в Тверь / Я пришел сюда с помощью двери...
2.Мальчик Золотое Кольцо / Я мальчик - золотое кольцо...
3.Если Бы Не Ты / Когда луна глядит на меня...
4.Полярники / Боже, Храни Полярников
5.Десять Лет / 10 Лет / Немое Кино / У меня был друг, его звали Фома...
6.Я - змея / Ты улыбаешься, должно быть, ты хочешь пить...
7.Аделаида / Ветер, туман и снег...
8.500 / Пятьсот песен и нечего петь...
9.Брод / Там, где я родился - основной цвет был серый...
10.Брат Никотин
11.Нога Судьбы / Быколай Оптоед совсем не знал молодежь...
12.Растаманы из глубинки / Нам в школе выдали линейку...
13.Псалом 151 / Я видел - Моисей зашел по грудь в Иордан...
14.Кардиограмма / Кардиология / Что-то Хорошее в Моем Сердце / Что-то соловьи стали петь слишком громко...
15.Северный Цвет / Вороника на крыльце...
16.Стучаться В Двери Травы / Я видел, как реки идут на юг...
17.Дерево / Ты - дерево. Твое место в саду...
18.Таможенный Блюз / Я родился в таможне...
19.Не стой на пути у высоких чувств / Джульетта оказалась пиратом...
20.Пока Несут Сакэ / В саду камней...
21.Серебро Господа Моего / Я ранен светлой стрелой...
22.Партизаны Полной Луны / Тем, кто держит камни для долгого дня...
23.Инструментал
24.Дубровский / Когда в лихие года...
25.Нам Всем Будет Лучше / Когда-то я был воспитан...
26.Рыба / Какая рыба в океане...
27.Вперед, Боддисатва! / Мы сидели с моим другом...
28.Анархия / Мама - Анархия / Солдат шел по улице домой...
29.Вавилон / В этом городе должно быть что-то еще...
30.Она Может Двигать
31.Небо Становится Ближе / Каждый из нас знал, что у нас...
32.Игра Наверняка / Мы до сих пор поем, хотя я не уверен...
33.Чай / Танцуем всю ночь, танцуем весь день...


Created 2002-03-01 12:45:09; Updated 2019-03-05 22:48:51 by Vyacheslav Sinitsyn

Комментарии постмодерируются. Для получения извещений о всех новых комментариях справочника подписывайтесь на RSS-канал





У Вас есть что сообщить составителям справочника об этом событии? Напишите нам
Хотите узнать больше об авторах материалов? Загляните в раздел благодарностей





oткрыть этот документ в Lotus Notes