Вы находитесь здесь: События - интервью  •  короткая ссылка на этот документ  •  предыдущий  •  следующий

Событие
Когда: 2012 апрель
Название: Интервью с БГ для издания Сноб.Ру
Информация о видеозаписи: видеозапись
Внешняя ссылка: Дополнительные материалы
Комментарий:

Борис Гребенщиков: «Люди все подлинные»

20 минут разговора о любви и жизни с великим и прекрасным Борисом Гребенщиковым.


Каждый раз хочется сказать: Борис Борисович, самое лучшее интервью с Вами будет, если мы просто посидим  и помолчим.

Отлично. Впрочем, если мы будем говорить, это тоже ничего не испортит. Чего хорошего происходит?

Вы знаете, солнце... У меня есть несколько вопросов. Созрели с нашей прошлой встречи.

Давайте.

Хотелось бы поговорить о более смысловых вещах. Борис Борисович, скажите, пожалуйста, в чем, на Ваш взгляд, состоит Ваша работа, и как Вы это видите для себя? В чем она состоит?

Легко, легко. Я только что с Афона, поэтому мне очень легко отвечать. Цель любой человеческой жизни, как известно, стяжание духа святого. В «Аквариуме» мы пытаемся стяжать святой дух тем, что мы  играем и поем. Иногда это получается. Если вообще у жизни есть цель? У жизни вообще не должно быть цели, потому что жизнь больше любой цели. Цель мы придумываем, а голова это далеко не все, что есть у нас. Есть, например, еще сердце, душа, все остальное. Поэтому мы пытаемся стяжать святой дух тем, что мы занимаемся очень любимой нами музыкой.

Что для Вас вообще означает это понятие – жизнь?

Ничего не означает, она, жизнь, больше любого понятия. Потому что как сознание Создателя больше нашего сознания,  жизнь значительно больше того, что мы можем о ней подумать. Поэтому я предпочитаю просто отдаваться жизни, как она есть. И все.

А вот такое понятие как смерть, например. Может быть не понятие, а факт, событие. Вообще, что это такое?

Вот я вчера как раз сидел и смотрел на кучу черепов монахов, в монастыре, они на заднем дворе просто валяются, и смотрел, вызовет это у меня какие-то чувства или нет. Я думаю, бедные какие, хорошенькие, чудесные, очень вас люблю. Никаких больше других плохих чувств не было. Поэтому у меня такое к смерти отношение. Пока я живу, смерти еще нет. А когда она настанет, уже не будет того, кто будет оценивать, хорошо это или плохо.

А как вы думаете, вообще, возможна смерть при жизни?

Да, естественно - перестать интересоваться…

Интересоваться жизнью?

Чем большая часть людей отчасти и занимается. Потому что когда человек сидит, смотрит телевизор, то он слеп, глух, нем и отключен от всего остального. За окном может быть самый чудесный восход, закат, праздники, летающие тарелки, все, что угодно, северное сияние, но он будет смотреть какого-то очередного юмориста. Это жизнь или смерть? Я бы назвал это смертью.

Что делает человека живым?

Участие. Человек существует только потому, что есть жизнь. Если не было бы жизни, не было бы самого понятия человека. Человек – это что-то, какая-то искорка, которая одета в тело, и на секунду появляется, потом опять исчезает. И эта благодатная волшебная удивительная минута, пока мы существуем, мы можем взаимодействовать со всей вселенной, теми методами, которыми мы можем. А можем во что-то упереться. Знаете, как умный очкастый мальчик в книгу упрется и будет смотреть и ничего не заметит, что вокруг. Каждому свое. Может, он в книге тоже что-то находит. Такое, чего остальные не могут найти вокруг себя.

Да, жизнь в книге...

Но то, что жизнь значительно больше всех наших о ней представлений, идей и того, кстати, что мы говорим о ней, жизнь все равно больше. По счастью, поэтому мы можем говорить о ней все, что угодно, пока мы получаем от этого удовольствие.

Что на Ваш взгляд такое – подлинность?

Подлинность по отношению к чему?

Вообще. Даже… по отношению к чему она может быть?

Слово «подлинный» например, это прилагательное. Да? Вот к чему мы можем его в данном случае приложить?

К человеку, например.

Подлинный человек. Люди все подлинные. Фальшивого человека не бывает.

То есть это какая-то граница между фальшью и не фальшью?

Человек может по глупости своей неадекватно реагировать или представлять из себя не то, что он на самом деле есть, но он-то все равно подлинный.

То есть он может не знать, что он подлинный или не подлинный в данный момент…

Ну, смотрите, Штирлиц был эсэсовцем. Но он был не подлинным эсэсовцем, потому что он был Штирлиц. Потому что его играл Тихонов. Но дело в том, что Тихонов-то подлинный человек. И Штирлиц – подлинный человек. Поэтому, если мы берем человека, то он подлинный. Если мы берем его название в кругу его занятий, то это будет уже не подлинное. Сказать про меня, что я Гребенщиков и я играю на гитаре, это так себе подлинность, потому что я занимаюсь массой других вещей, и я  не только Гребенщиков и не только играю на гитаре. А вот то, что я человек, человек я подлинный , а все ярлыки, которые ко мне привешены, будут неполноценными. А есть люди, которые навешивают на себя чужие ярлыки. Поэтому человек – подлинный, а ярлыки фальшивые. Мне так кажется.

Что такое "Я"? Как можно это назвать? Где это находится? Что это такая за субстанция или понятие внутри?

Когда Бог дает нам жизнь, каждому из нас, как мне кажется, я отвечаю только за себя и за свои ощущения по этому поводу. Каждый из нас, естественно, индивидуален, потому что каждый видит мир со своей, через свою призму, один видит больше синий цвет, другой видит больше красный, один слышит одно, другой слышит другое, и этим мы отличаемся друг от друга. Но чтобы справиться с тем огромным потоком информации, природа придумывает, что у нас появляется  сознание, сознание говорит – Я. Я – Боря, я – Наташа, я – Коля, я – Федя, я – Джон. И выстраивается это вымышленное Я, которое говорит – а я хочу много денег, я хочу купить дом, я хочу эти деньги украсть у всех, кто вокруг меня ходит, чтобы стать очень значительным. А потом, когда человек умирает, он не знает, что с этим делать, потому что у него накопилось много всего, на которое ему никак не ответить. И поэтому он живет мучительно и умирает мучительно. Потому что у него слишком много всего есть. Монахи поступают по-другому. Они все отдают,  у них ничего не остается, поэтому у них, кроме своего имени, ничего нет, и имя тоже не их, потому что имя уже монашеское. Поэтому все значительно легче. Умные старые богословы говорили, что можно владеть, чем угодно, но если ты не считаешь, что ты этим владеешь, то это на тебе и не будет сказываться. Поэтому Я, это та дурная сумма всего, чем мы  владеем – знания, умения, собственность, всё, что угодно. И в слове Я всё это заключается. Как только мы это снимаем, оказывается, что вот я живой, но у меня нет ни имени, ни владения, у меня ничего нет, и я абсолютно счастлив. Потом ты можешь взять это обратно и просто понимать, что в любую секунду у тебя это могут забрать и поэтому ценить это не надо.

В этом же контексте – что такое власть? Мне кажется, что это очень близко.

Ну вот живет какое-то племя людей. Между ними возникают споры. Я прав, нет? Кто-то должен решать. Поэтому выбирают самого сильного, самого умелого, самого ловкого, самого хитрого, не знаю, в общем человека, про которого все решают, ему можно доверить власть. То есть он убил больше всех народу, на палках возле его дома больше всех голов. И поскольку ему уже терять ничего, к нему все идут и говорят – ну вот, дорогой, рассуди нас, пожалуйста. Вот это власть. Поэтому власть, собственно, тот человек, у которого вокруг его дома на палках больше всех отрубленных голов. И поэтому все к нему идут за решением проблем. Вот и все.

Спасибо. Да, картина такая кровожадная получилась.

Ну вот так оно все и было, и до сих пор, просто эти не головы не очень видны в теперешнем мире.

 В теперешнем мире да. А если возвращаться к вопросам подлинности и вопросам Я, что такое на Ваш взгляд искренность и встречаете ли Вы искренние события в своей жизни?

Все время. Я никогда не встречал неискренних.

Правда?

Да. Потому что, понимаете, скажем вот, приходит ко мне, сидит рядом с Вами кто-нибудь, по имени Кирилл, я не знаю – здравствуйте, Кирилл – и он начинает мне говорить о том, что он устраивает фестиваль в поддержку больного ребенка в Таганроге, по его глазам видно, что он врет.

Да, вот например.

Но дело в том, что я слышу тембры его голоса, я слышу запах его кожи, я вижу его глаза, то, что он говорит – не важно. Я вижу, что сидит человек. Он, человек, искренний. То, что он плетет, может быть полной чушью, но язык его тела и цвет его глаз и все остальное – этого не подменить, это искреннее. Поэтому дело человека решать, что вы будете с этим делать, но поведение каждого человека искреннее, потому что он, человек, не может себя вести иначе. Как кошка.

Просто он об этом не знает.

Он об этом не знает. Он думает, что его принимают за другого.

В чем на Ваш взгляд разница между смотреть и видеть? Слушать и слышать?

Ну как. Это очевидно. В русском языке процесс смотрения – это значит, что твои глаза устремлены туда, но видишь ли ты, это еще не факт. Видеть, это ты смотришь туда и видишь. Это разница между намерением, в общем-то, и исполнением этого намерения.

Как Вам кажется, что такое самоуважение и чем оно отличается от самомнения?

Самоуважение – Бог дал мне жизнь и моя задача эту жизнь не потратить в совсем глупых занятиях. То есть, если у меня есть жизнь, значит, она откуда-то взялась, от Бога. Значит, я должен, по крайней мере, Бога уважать, эту жизнь. Как говорил Христос – тело – наше храм духа. И нужно уважать того, кто дал нам этот храм. Соответственно, держать храм в какой-то чистоте. И это самоуважение. А все остальное уже ерунда.

Но это похоже даже на служение...?

Ну мы же ухаживаем. По мере сил.

А что такое сострадание?

Каждый человек, опять-таки, по определению считает себя центром вселенной. Потому что его Я иначе работать не может. Я – вокруг меня всё вертится. И нужно, чтобы мне было хорошо, а остальные – и Бог с ними. Разберутся как-нибудь. Потом, когда начинаешь замечать, что происходит вокруг, начинаешь понимать, что все себя считают центром вселенной. И значит все люди имеют право на такую любовь, которую я испытываю к себе. Я должен так же любить и других. Не то, что должен, мы все одно и тоже. Огонь, свечки в наших храмах – из одного источника. Вот я ничем не лучше, чем он или она. И если у людей что-то не так, если люди этого не замечают, то я должен пожалеть их, как самого себя. Не то что должен, они одно и то же,  что я. Если я ушибу руку, она будет болеть, но мне же неприятно. А если другой ушибет руку,  у него будет болеть. Рука должна у меня болеть также. Любая боль другого человека – это твоя собственная боль.

А смирение?

То же самое. Когда у нас Я бушует, мы говорим – Я главный на земле, а все остальные вращаются вокруг меня, как спутники. Смирение – это то, что позволяет на время потушить невыносимую яркость своего собственного Я и увидеть, что все остальные такие же, как я. Что спутников нет, есть стройная солнечная система: с бесконечным количеством планет, каждая из которых равноценна. Смирение – это умение притушить свой огонек, чтобы что-то увидеть. А то мы из-за своей яркости ничего не видим.

Спасибо Вам большое.

Все. Спасибо Вам. Так что всегда приходите.

автор: Наталья Хилова
http://www.snob.ru/profile/24316/blog/53808


Список исполнений:

No documents found



Created 2013-12-18 20:24:25 by Vyacheslav Sinitsyn

Комментарии постмодерируются. Для получения извещений о всех новых комментариях справочника подписывайтесь на RSS-канал





У Вас есть что сообщить составителям справочника об этом событии? Напишите нам
Хотите узнать больше об авторах материалов? Загляните в раздел благодарностей





oткрыть этот документ в Lotus Notes