Вы находитесь здесь: События - интервью  •  короткая ссылка на этот документ  •  предыдущий  •  следующий

Событие
Когда: 2010 16 мая    Лунный день: 3-й день Луны (ссылка ведет на описание системы расчета лунных дней)
Название: Пресс-конференция с БГ в гостинице "Владивосток" г.Владивостока
Внешние ссылки: Дополнительные материалы Дополнительные материалы Дополнительные материалы Дополнительные материалы Дополнительные материалы Дополнительные материалы
Комментарий:


Интервью, которого не было
Я обещала выложить здесь интервью с БГ. Надо признать, interview было публичным. Неожиданно для меня, запланированные вопросы пришлось (увы) задавать в ходе пресс-конференции с участием нескольких, в основном совсем молодых журналистов. Ответы на мои вопросы будут опубликованы в июньском номере бортового журнала "Владивосток АВИА", здесь же хочется привести всё, что там прозвучало. Отделять свои вопросы от других я не стала; надеюсь, что эта публикация не затронет ничьих профессиональных интересов.


После шестилетнего перерыва «Аквариум» вновь во Владивостоке. Солнечным воскресным днём 16 мая небольшая группа журналистов приглашена на 11–ый этаж гостиницы «Владивосток», где в маленьком зале с белыми стенами и широким видом на Амурский залив мы ждём БГ.
Он появляется так внезапно, что это ошеломляет: как человек с такой, уже далеко не хрупкой, комплекцией может быть таким подвижным. Журналисты сохраняют дистанцию. Гребенщиков активно приглашает садиться ближе. Его спрашивают: "Вас не будут смущать фотовспышки?" Он отвечает с убедительностью лечащего врача: "Меня ничего не смущает. Конечно, если вы змей выпустите на пол, может быть, меня это смутит. Но я не знаю, это нужно пробовать".

– Борис Борисович, мы знаем, что в завтрашнем концерте должен был принять участие Брайан Финнеган (знаменитый ирландский флейтист, лидер группы «Flook», которого БГ называет «лучшей флейтой современного кельтского мира»; уже второй сезон играет в составе «Аквариума»). Как вы считаете, много зрители потеряют от того, что его не будет?
– Не знаю, как зрители, мы потеряем очень много, потому что играть с ним для меня наслаждение. Но, к сожалению, его отец находится в больнице, и мы его отпустили. То есть мы не имели права даже думать о том, чтобы он приехал.
– А на Сахалине он выступал?
– Нет– нет. Во–первых, Ирландию уже накрыло пеплом, опять, – сегодня в новостях прочитал. Так что он даже, может быть, и не смог бы прилететь. Это уже судьба. Ребята, я сделал всё, чтобы его привезти сюда, поверьте. Абсолютно всё. И он мечтал об этом.

– Борис Борисович, как вы относитесь к тому, что ваши песни есть в свободном доступе в интернете и их можно скачать без потери качества. Человек не покупает сейчас диски практически…
– Правильно, я тоже не покупаю диски. Это справедливо.
– Вы не против того, что ваши поклонники сначала качают в интернете, а потом покупают диски?
– Я не против, даже если они не покупают диски. Потому что я сам так делаю, всем рекомендую делать то же самое, и мы свою музыку выставляем (и раньше выставляли) просто так, бесплатно. Теперь она стоит и так, и стоит на Кругах (
kroogi.ru), где, хочешь – плати, хочешь – не плати, пожалуйста. Музыка – бесплатная вещь.

– Это правда, что Финнеган научил вашего клавишника Бориса Рубекина играть на флейте?
– Это нужно спрашивать у Бориса впечатление, что это так. Но лучше спрашивать у Борьки, потому что Борька совсем углубился в флейту и уже кроме флейты его больше в мире ничего не интересует.
- Какой реакции вы ждёте от слушателей?
– Клянусь (
кладёт руку на сердце) я не жду никакой реакции. Я ничего не жду. Я не имею права ждать.
– И всё–таки, когда зал холодный…
– Когда зал холодный, играть тяжело. Когда зал тёплый, играть лучше. Когда зал горячий – ещё лучше.
– То есть, если весь зал будет танцевать, это будет…
– О, идеально! И-де-ально, совершенно.

– Борис Борисович, скажите чуть–чуть поподробней, как формируется сет–лист?
– В каждый данный момент времени мы играем приблизительно один и тот же набор песен, но поскольку одно и то же подряд два концерта играть невозможно, поскольку становится скучно, то мы всё время чем–то его разбавляем, и иногда он меняется довольно радикально из– за этого. То есть мы можем в сентябре начать играть одно, а к апрелю– маю – вроде та же самая программа, но там две трети песен заменены на другие. )) Но в этом году мы стараемся держаться приличий определённых. Потому что у меня была идея ту программу, которую мы играем сейчас проиграть по всей России от начала до конца, заезжая во все уголки, куда мы нечасто заезжаем. Поскольку эта программа для меня очень особенная.
– А сколько городов примерно за год вы посещаете?
–50– 60. Может быть даже больше.

– Борис Борисович, несколько лет назад вышел трибьют группы «Аквариум», и сейчас молодые группы продолжают представлять ваши песни в своем виде. Не хотелось бы вам повторить такой опыт?
– Вы знаете, трибьют выходил без всякого нашего участия совершенно. А как мы можем поучаствовать? На самом деле я его даже не слушал. Я слышал первые песни две, наверно.
– А вообще, как Вы относитесь к трибьютам, считаете ли это актуальным и модным?
– Я смешно отношусь ко всему, что модно и актуально, потому что я видел всё это уже несколько раз. Поэтому могу сказать одно, что когда мы пишем песни – это песни наши, когда мы их записываем – это песни наши. Как только мы их записали и выпустили, они становятся вашими, они принадлежат всему человечеству. Поэтому если люди считают нужным … им так понравились наши песни, что они их берут и что– то с ними делают, то это для меня лично комплимент. Это значит, я написал что– то хорошее, и мне от это го тепло на душе. Но слушать я этого не буду, потому что мне… Я сделал их так, как я этого хотел. Редко бывает такое, что люди как– то изобретательно к ним подойдут. Это бывает, но редко. Вот, скажем, «5'nizza» замечательно перепели нашу песню, мне очень понравилось.

– А вам понравились итоги конкурса с песней «Дуй», который прошёл на Кругах (имеется в виду конкурс, который состоялся на странице «Аквариума» портала kroogi.ru – всем желающим предоставлялась возможность, используя 60 оригинальных треков песни «Дуй», создать собственный вариант песни)?
– Я же их и отбирал. Я не ручаюсь, что я всё дослушал до конца, каждый микс, но большую часть – да. И вот, мы отобрали.
– Пять треков, которые вполне конкурируют с оригинальной песней?
– Я про это ничего не говорил, что конкурируют. Это ремиксы… Миксы? Миксы?.. Ремиксы. Это ремиксы, которые мне более или менее пришлись по сердцу. Из 40 или 60, которые там были, не помню, было очень много.

– Скажите, когда Вы последний раз отдыхали за рубежом и где именно проходил Ваш отдых?
– Я был в Англии недели две тому назад. Особенно ничего не делал, так что наверное, это можно назвать отдыхом. Я ездил в такое место, которое называется Lake District, Озерный край. Дико красивое место. Фантастическое.
– Навеяло какие–нибудь мысли? Песня, может, какая–нибудь родилась?
– Вы думаете, что я как музыкальный автомат – меня закидываешь в новое место и из меня песни выскакивают? (
смеется) Не-ет, всё не так просто.


– Долго ли собирался проект «Aquarium Intrnational»?
– Месяца два или три мы собирали людей. И потом, когда они собрались, мы неделю репетировали. Потом была пауза около десяти дней, порепетировали ещё 4 или 5 дней, и потом был концерт. И потом ещё по миру мы дали концертов, сколько смогли. Пока денег хватило.

– Скажите, пожалуйста, вот песня «Ты нужна мне» из «Костромы», – она посвящена кому–то конкретно или просто абстрактно...?
– Вы знаете, не бывает ни абстрактного, ни конкретного. Песня она и есть песня. Она находится вне моих способностей её интерпретировать. Абстрактному персонажу такую песню петь невозможно. А конкретному если спеть, то это может этого человека уничтожить. Поэтому тут… Я не знаю, как это делается.


– Даже заслуженные актеры (Е. Евстигнеев, например) признавались, что каждый раз перед выходом на сцену сильно волнуются. А вы волнуетесь?
– Я не знаю, честно говоря. Не могу сказать. Боюсь, этот этап я тоже прошёл, потому что мне уже не до этого – вонуюсь я или нет. Там важно, чтобы концерт пошёл.
– А чего вы добиваетесь от концерта?
– Полного и абсолютного счастья. )) Всё, на меньшее я не согласен.
– Всех присутствующих, надо полагать…
– Ну, если все присутствующие не будут счастливы, то и я не буду счастлив. Это невыгодно. Я играю концерты только для того, чтобы быть счастливым.

– 10 лет назад Вы назвали Владивосток русским городом. Нас тогда это всех порадовало. А теперь русские из города уезжают, он всё больше заселяется китайцами и азиатами. Как вы к этому относитесь?
– Понимаете, бороться с геополитическими движениями невозможно. Как ни хочешь (бы не нехотелось), всё равно они происходят. Поэтому… С тем, с чем я могу бороться, я борюсь. А с чем невозможно бороться, нужно принимать это как должное. И потом, как я понимаю, специфические особенности местной жизни и отношение властей к людям иногда подталкивают людей к тому, чтобы они уезжали отсюда, как я слышал (мне одна птичка, пролетая, нашептала на ухо). Не знаю, правда или нет, но я так слышал. Ну, значит, властям кто–то платит, чтобы это был нерусский город. Я бы на вашем месте подумал.

– Борис Борисович, а вы, правда, с чем–то боритесь? Вы создаёте такое впечатление, что у вас всё в порядке, счастье на концертах… Вот Шевчук действительно борется – с попсой, ещё с чем–то…
– Я никак не могу говорить за Юру – он человек взрослый и знает, наверное, на что он тратит драгоценное время своей жизни. Я не вижу необходимости с чем–то бороться, но если мне что–то не нравится, я не вижу необходимости об этом молчать. Мне это не нравится – я это говорю. Но выйти с лопатой и начать драться… Я один раз вышел с лопатой (речь, видимо, идёт об уличной акции с посадкой деревьев, проведённой в Санкт– Петербурге; БГ согласился поучаствовать, но посаженное им дерево, говорят, не принялось)… Толку было мало.

– А.П. Чехов сказал однажды: «Настоящий писатель то же, что древний пророк – он видит яснее, чем обычные люди». Как вы воспринимаете это выражение классика и что для вас настоящий музыкант?
– Это выражение классика показывает, что классик ни хрена не понимал в пророках. Потому что настоящий пророк говорит что–то, не имея представления, что он говорит. Он не видит яснее. Совсем не так. Так что… Но – Антон Палычу виднее, конечно.
Настоящий музыкант – человек, который не сдержан рамками музыки даже. Настоящий музыкант слышит, как должно быть и не знает, как этого достичь. И пытается найти метод выражения этого. Пример приведу. Когда кто–то из звукоинженеров изобрёл коробочку, которая называется флэнжер (такой эффект для гитары, когда звук так вот странно меняется) Хендрикс заплакал, серьёзно, и сказал: «Откуда ты знаешь?.. Мне этот звук снится во сне уже пять лет…» Настоящий музыкант, то есть человек, через которого идёт музыка – это посредник между слушателем и космосом, стихией. А слово «музыкант» как раз значит совсем другое – это человек, который за определённую плату играет по листочку то, что ему написали, не вкладывая в это ничего, кроме пальцев.
– То есть вы видите разницу между понятием музыкант как человек, умеющий исполнять музыку и музыкант как создатель, как творец…
– Да. А творец даже не обязательно музыкант, он просто творец. Он может писать песни, может писать картины, а может писать книги, а может вообще ничего не писать, но в его присутствии происходит счастье, – тоже творец.

– Б.Б., ваша программа называется «День радости». Это связано с тем, что вы его очень близко ощущаете или вы думаете, что он уже наступил, этот день радости, или концерт его приносит?
– Ни то, ни другое, ни третье. Он (?) назван по названию песни, которая неожиданно для меня – совершенно неожиданно – всплыла вдруг и застала нас врасплох, как цунами. Потому что я думал, что я эту песню никогда больше не вспомню, никогда не услышу, я забыл про неё думать. И вдруг её вытащили, стряхнули с неё пыль, сунули мне в лицо и сказали: «Во!».
– Кто?
– Члены группы некоторые. И вдруг она оказалась стержнем, вокруг которого всё и вертится. Я такие чудеса страсть как люблю.
– Почему же в ней теперь нет первого куплета?
– Потому что он теперь не имеет никакого отношения к действительности. А людей, которые поют позавчерашние песни, нужно … Потому что это проституция. Хуже значительно, чем проституция.
– А вот вы в 2000 году обещали записать «Лой Быканах» с мексиканскими шаманами. Мы почему–то не находим такую запись…
– Мексиканские шаманы попросили эту запись не обнародовать. Потому что у них могут быть проблемы с местными духами. А кстати… А между прочим. А кстати, а между прочим, – она записана. С мексиканскими, и с шаманами. Альбом называется «Bardo», в русском варианте – «Переправа». Там есть «Лой Быканах». Но первая версия значительно лучше. Шаманы не те были, наверное.

– Вы имеете отношение к такому альбому под названием «Китайский чай»? Там написано – копирайт БГ.
– Да, я видел это в интернете. Это очередной пиратский сборник, не имеет к нам ни малейшего отношения. Просто кто–то решил быстро нарезать денег.
– И ничего с этим сделать нельзя?
– Если с этим что– то делать, можно вообще перестать заниматься музыкой, вообще перестать заниматься чем бы то ни было, взять автомат в руки и пойти выяснять отношения. Зачем? Хотят люди заработать – ну, значит, такова необходимость.

– Вы прислушиваетесь к мнению музыкантов группы? В группе должна быть демократия или должен быть лидер, один, который решает, какие песни играть на концертах, а какие нет?
– Я с некоторым подозрением отношусь к понятию демократии, потому что единственная демократия, которая когда–либо существовала на земле, существовала в одном греческом городе, задолго до рождения Христа, существовала где– то несколько лет только потому, что тиран заставлял людей делать всё всем народом, заставлял их делать так, чтобы их мнение учитывалось. Как только он умер, демократия немедленно прекратила существование. Знаете, если на корабле будет демократия, корабль никуда не поплывёт. Даже на пиратских кораблях был капитан. Поэтому можно считать, что я именно капитан пиратского корабля. Потому что я своими силами заставляю людей делать то, что им хочется делать. Как только им перестанет хотеться это делать, они перестанут это делать. Но я стремлюсь делать так, чтобы корабль плыл. Это всё, что меня интересует.

– Ваши слушатели делатся на три большие группы: тех, кто любит старый «Аквариум», те, кто слушает и старое, и новое, но выборочно и тех, кто слушает всё, воспринимая целиком и полностью. Вот если говорить о тяге сердца – кто вам ближе?

– Боюсь, что я никогда не столкнусь с необходимостью отвечать на этот вопрос. Потому что я прихожу в зал и вижу людей… Во– первых, надо учитывать, что я вижу первые две– три линейки, это всё. Иногда вижу людей, которые по краям стоят. Всего зала я никогда не вижу. К сожалению обычно в зале я вижу на первых рядах людей, которые купили дорогие билеты, поэтому их так распирает от этого, что они уже шевелиться не могут. Иногда попадаются дети людей, которые купили дорогие билеты, и они шевелятся. Это уже лучше. Иногда бывают залы чудесные, мечта любого человека – где люди толпятся или сидят в проходах, и они располагаются не по принципу богатства, а по принципу, кто больше хочет быть ближе к сцене. Вот это счастье. Естественно мне милы люди, которые реагируют. А что, какой Аквариум они любят, – это не моё дело.
– Но есть же не только концерты.
– Нет, ну всегда есть люди, которые говорят: «Боря, вот 20 лет назад ты делал хорошо, а с тех пор – полное говно». ОК, это его точка зрения. Это просто говорит о том, что, смоей точки зрения, он просто не совсем слушает музыку, а ассоциириует какой– то набор звуков со своей юностью. И в юности ему казалось, что всё будет хорошо. Потому что люди, у которых всё в жизни получается, они продолжают слушать. А люди, которые в конце 80–х отпали, – ну, отпали. Мы всё равно написали и те песни, и эти песни, и играем и то, и другое, и пятое, и десятое…
– Один из давних ваших поклонников и довольно успешный человек, писатель Захар Прилепин, – он какую–то претензию к вам предъявляет, дескать, где же протест, социальный или политический. Ему бы хотелось, чтобы вы были с ним по одну сторону баррикады. Чтобы вы были таким идеологическим знаменем, как в 80–е, когда он был совершенно на вашей стороне.
– А я не уверен, что хочу иметь Захара на своей стороне. Я думаю, что должно быть много разных сторон. И то, что он делает, безусловно, вещь замечательная и нужная. То, что мы делаем, – ну, не мне это оценивать. Но во всяком случае, если я не поддавался на уговоры Комитета госбезопасности на то, чтобы делать то, что они хотят, на уговоры захара я тоже не поддамся. Более того, я, блин, не вижу разницы. Потому что и те, и другие хотят навязать что–то. Простите, стоп, мы никому ничего не должны. Если вы думаете, что мы должны, идите туда, откуда вы пришли. А Захар только что был у нас на концерте, и выяснилось, что ему, при всём его стремлении махать прикладом оружия, ему всё равно понравилось. Так что меня он очень тронул своей рецензией.

- Как вы относитесь к тому, что на популярном сайте «Одноклассники. ру» есть четыре ваших аккаунта?
(Вздыхает) Положительно. ))
– Но ни один из них не ваш?
– Нет, конечно.

– Как вы к пародиям на себя относитесь и есть ли самая любимая?
– Знаете, нет про меня хороших пародий, и анекдотов тоже нет. Все хорошие анекдоты были про Чапаева и Брежнева, на нас не осталось. Мы ещё не заслужили такой любви народной.
– А мультфильм вы видели?
– То же, он весь неплох, за исключением самого конца, когда выясняется, что автор уверен, что я всё время курю траву, как паровоз, и поэтому понять меня невозможно. Нет, человек не понял. То, что он считает травяным базаром, на самом деле… Ему следовало бы почитать 5– 6 книг каких–нибудь. Он бы понял, что то, что у нас в песнях происходит, не совсем от фонаря. Но, что делать, может человек не умеет читать.
– Какие книги вы имеете в виду?
– Можете к нам на сайт залезть, там есть для начала, штук двадцать указаны. Можно потом, после этого продолжать.

– Как продвигается ваша работа над переводом «Бхагават Гиты»?
– Потихонечку. Последний раз я этим занимался вчера ночью. Переведено много, большая часть, но это только первый вариант, а вариантов должно быть 5– 6.
– ?!
– Потому что я же не знаю санскрита. Я делаю общую редакцию существующих переводов. Я не могу переводить с санскрита прямо, да и не стал бы этого делать. Я делаю компиляцию из всех переводов «Гиты», существующих в мире, русских и английских. Понимая, о чём идёт речь, я просто стараюсь найти правильные слова, потому что обычные переводы «Гиты» читать невозможно, люди просто не в ладах с русским языком, они знаю его только понаслышке. Они не понимают, что книгу нужно читать.
– У вас будет редактор?
– Я. Вот этого я никому не отдам. Книга должна быть ясной, написанной понятным и ясным языком. Остальные переводчики забывают про это, они увлекаются цветастостью, и о чём там говорится, понять невозможно.
– Как вы замечательно про ясность говорите, а ведь самый пресловутый вопрос к вам: «О чём ваши песни, Борис?». Как много людей, которые недоумевают по поводу смысла ваших песен.
– С моей точки зрения, в моих песнях всё абсолютно ясно, просто люди боятся себе признаться в том, что это песни про них. Как только они признаются – всё в порядке. Они сразу поймут, о чём эти песни.

– Образ Вавилона в вашем творчестве – крупный образ и встречается неоднократно. Знаете ли вы, что известный культуртрегер, поэт, критик, переводчик и издатель Дмитрий Кузьмин…
– Нет, я его не знаю.
– … претендующий на роль лидера современной альтернативной поэзии, признавался, что вырос из рок–культуры и испытал значительное ваше влияние. Из чего можно сделать вывод, что это с вашей подачи он назвал свой литературный мегапроект «Вавилоном». Но складывается впечатление, что трактовка этого образа у вас разная. Похоже, что его Вавилон – это довольная собой столица шумерского царства. А у вас, как мне кажется, Вавилон – растафарианский, так ведь?
– Ну, растафари свой образ и свою идеологию взяли целиком из Библии.
– Ваш Вавилон – тоже библейский?
– (
Кивает) Да.
– То есть, Дм. Кузьмин заблуждается в трактовке образа Вавилона?
– Ну, любой человек, претендующий на роль руководителя чего–то, заблуждается.
– Вы про себя в том числе?
– Про себя в том числе. Но я не претендую на то, чтобы быть руководителем. Когда я сказал, что я капитан пиратского корабля, я капитан поневоле. Хотя значительно приятнее работать с людьми, то есть миеть команду, которая сама всё делает. Но такого просто не бывает. Кен Кизи замечательно про себя когда–то говорил: «Non– navigator». Вот я не– навигатор.
– Вы тот тиран, который заставляет команду делать всё самой?
– Да. Чтобы в итоге получалось всеобщее счастье.

Один из молодых журналистов рассказывает, что его отец однажды дал БГ для автографа диск, сделанный собственноручно из любимых песен «Аквариума», чем вызвал искренее удивление мэтра.
– Я всегда удивляюсь, когда выходит новая пластинка «Аквариума», неизвестная мне.
Согласитесь, есть повод для удивления. Я всё время жду, чтоб там было чего– нибудь, что я не знаю. ))

– Вы читали роман Пелевина «t»?
– Естественно, в первый же день, когда он вышел.
– У некоторых читателей с первых страниц возникает чувство, что вы подарили Виктору Олеговичу сюжет, как Пушкин Гоголю «Ревизора».
– Во–первых, мы с ним не общались уже очень–очень давно. Во–вторых, я думаю, что Витя совершенно не нуждается в том, чтобы ему дарили сюжеты. У него своих сюжетов хватит на всех нас.
– А как случилось, что там Паисий возникает на первых же страницах?
– Ну… Роман же долго пишется … Так что я думаю, что мы… Он песню тоже слышать не мог. Так что думаю, что это самостоятельно.
– А почему вы с некоторых пор, как утверждают надежные источники, считаете песню про Паисия–пчельника неактуальной?
– Нет, не то, чтобы неактуальной. Она актуальная. Просто время её петь кончилось.
– По каким признакам вы это определили?
– А это внутренняя абсолютная уверенность. Я больше не могу. Если я попробую её спеть сейчас, я забуду слова. Это происходит абсолютно физически. Очень смешно. Я один раз пытался спеть песню «Кострома mon amour», понял, что я текста не помню, мне сунули книгу под нос, я по книге не смог спеть. Невозможно. Когда песню нельзя петь, её нельзя петь. Когда можно, она опять открывается.

О матриархате.
– Что я думаю, неважно. О чём вы хотите меня спросить?
– Правда что– ли, грядёт?
– Правда. Грядёт! Чувствую, костями чувствую. Он долго ещё будет грести )))
– Речь не идёт о политической власти, да?
– Обо всём. Всё вместе. Это характеристика грядущего времени. Не совсем матриархат, правда, но значительно ближе к матриархату, чем мы сейчас можем себе представить.

– Возвращаясь к роману «t». В финале романа из уст философа Соловьёва говорится о том, что Читатель во Вселенной один, его взгляд – единственный, именно он перломляется в каждом из живущих особым образом и именно он и есть «то Око, которое пытались уничтожить гоббиты в главном мифе Запада». Речь, как мы понимаем, идёт о «Властелине колец» Толкиена. По Пелевину получается, что Саурон и есть Творец?
– Я с тем, что пишет Виктор, не соглашаюсь и не несоглашаюсь, я это вспринимаю как нужную мне информацию. И что он на самом деле высказывает, а что он только делает вид, что высказывает, а где он провоцирует, – одно от другого так сразу я бы не решался отличать. Я думаю, что там половина книги – это провокация к тому, чтобы читатель задумался или пришёл к каким–то выводам. Насколько я знаю Витю, Витя очень непростой человек, очень–очень.
– А вы ведь тоже любите провоцировать и сбивать с толку…
– Я? Никогда! Я как первомайская демонстрация – прямой и с лозунгами (
смеётся).
– Ну, вот люди задумались и ничего не придумали, они ушли с хаосом в голове, и вывода нет…
– Ну, я же не могу упорядочить их хаос в голове, я же не хирург.
– А стремление к ясности, которое вы так уважаете?
– Вы вспомните, пожалуйста, замечательное стариное произведение под названием «Трудно быть богом», где персонаж дон Румата, представитель коммунистического будущего, беседует с представителем феодального общества, умным врачом. И они обсуждают возможность развития человечества – как бы сделать так, чтобы всем было хорошо. Я не помню, как этого врача звали (
доктор Будах), он говорит в итоге, что и так плохо, и так плохо, и так плохо… Что ж нам делать–то? Может быть, вы нас просто всех измените? На что Румата отвечает: – Но вы же тогда будете не вы, а другие!..
Вот в том–то и дело. Менять людей нельзя. У каждого своё место на пути. И просто суть в том, чтобы не мешать людям идти по этому пути, чтобы помогать им. А наводить порядок в их головах – это только советская власть может взяться. И заметно, что порядка она не навела, за 70 лет. Какие мы были, такие мы и остались. Это точно. Мы совершенно не изменились. Мы такие были до революции, мы такие были после революции, в лагерях и после лагерей, до войны и после войны, до Горбачева и после Горбачева, и после 90– х мы всё такие же. Мы одинаковые, у нас только одежда меняется. И названия ларьков, и то не очень.
– А кто ж тогда куда идёт? Никто никуда не идёт, получается.
– Нет, все идут. Каждый человек в течение жизни набирается чего– то, что позволяет ему совершенствоваться, стать лучше. Это может быть и негативный опыт, но всё равно он потом пригодится. Потому что, безусловно, человеческая жизнь, она не одинарна. То есть человек не начинается с рождения и не кончается смертью. Другое дело, что не совем душа странствует из тела в тело, это тоже упрощение. Но определённый опыт, проживаемый каждым живым существом, он вкладывается в общую копилку и имеет место, в дальнейшем. Он никуда не исчезает. Поэтому всё, что делается с нами, делается к лучшему.
– Почему тогда люди не меняются? Почему остаются с теми же пороками?
– Ну, во–первых потому что других пороков никто не может выдумать (
смеётся). Были бы другие пороки, столько бы людей кинулось сразу…

Про власть.
– Я сам был очень убеждённым борцом с любой властью. Пока не обнаружил, что это такое, – находиться на всех этих разных этажах. Я не говорю за всех, я видел некоторых и очень их зауважал, потому что уровень бардака, в котором находится наша страна, он превышает известные мне возможности описания. На каком–то этапе человеку, находящемуся у власти приходится либо прищемить кому– то хвост (либо очень многим причинить хвост), либо не прищемить хвост, и тогда просто канализация прорвётся, и они все утонут. И это очень неприятная дилемма. Мне кажется, что очень многие… некоторые наверху вполне могли бы, хотели бы , чтобы тут было свободнее, лучше, чище, и т.д., и т. д., и т.д., но мы сами этого не хотим. Потому что – очень смешно – когда летишь и смотришь в окно самолёта, любая страна – она ровная, чистая, цвета, всё остальное, а у нас всё засыпано мусором. Всё. Раньше я на это ругался. Теперь понимаю, что с этим ничего не сделать, это психология.
Если не пытаться это анализировать, потому что можно сломать голову, то наверное можно прийти к выводу, что вот мы такие, всё–таки. И если не махать флагами какого– нибудь цвета, а просто принять, что мы такие, можно посмотреть, что каждый из нас может сделать, чтобы ситуацию улучшить. Не бросить мусор. Не украсть. Что–то ещё…
Только труд над собой и имеет смысл. Никакие другие занятия смысла не имеют.
Мы, как Россия, может, в целом этого и не хотим, но отдельные люди этого очень хотят. У очень многих людей есть желание сделать что–то лучше. Сделать себя лучше. Иногда мне кажется, что их значительно больше, чем я когда–либо думал. Потому что Россия полна замечательных людей. И я их вижу здесь, может быть, даже больше, чем в других странах.

Про Ошо Шри Раджниша.
– Я к Ошо очень спокойно отношусь. То есть я его люблю… То есть не столько уважаю, сколько люблю (смеётся), потому что то, что он плетёт, это такая клюква, большей частью.
– А кто из мудрецов вам близок?
– Так они все мне близки. Все по–разному очень хороши. И Рамакришна хорош, и … Господи, а чем Сергий плох, или Серафим?.. И безымянное огромное количество наших старцев, которые все были прекрасны. Ну, многие, по крайней мере. А индусы чем плохие? Их тысячи, и тысячи, и тысячи. Замечательных людей в человечестве так много…

– Вы довольно часто посещаете монастыри, со старцами общаетесь… Вы поняли для себя, что такое святость?
– А зачем это понимать? Что такое жизнь, я тоже не понимаю. Что такое любовь – я не понимаю. Это не для того, чтобы понимать. Это для того, чтобы это ощущать.
– Хорошо, как это ощущается?
– А слов нет для этого. Святость… – ну сказал же апостол: «Бог есть свет, и в нём нет никакой тьмы». Когда в человеке нет тьмы, вот это и есть святость. Чем меньше в человек тьмы, тем ближе он к этому.
– Вы встречали таких?
– Я их встречаю в огромных количествах. Постоянно.
– Все – святые?..
– Да вы знаете, люди вообще значительно лучше, чем мы привыкли о них думать (смеётся). Знаете, каждый видит своё. Известная шутка по поводу стакана – некоторые люди видят стакан полупустым, а некоторые полуполным, да?
- В одной любимой Вами песне есть строчка: Когда ты будешь цел, мы встретимся ещё.
На ваш взгляд, что значит быть целым?
– То, о чём все религии говорят. Целомудрие. Цело– мудрие.
– То есть человек как реализованный Бог?
– Ну, это очень громко. Вряд ли человек может реализовать Бога, совсем…
– Вы ведь говорили, что ваш Учитель (Шри Чинмой) реализован…
– Бог слишком большой, в одного человека не влезет (сметёся). Но в принципе, да, наверно, да. Ну, это целость, целостность, когда у человека цельное сознание, когда у него чистая душа, ясное сердце и ум тоже, без дырок…


Тут было что-то про шоу-бизнес, по поводу которого было сказано много нелестных слов. Б.Б. сообщил, что он с большим удовольствием занимался бы торговлей оружием или наркотиками.
В связи с этим вспомнилась песня : "Пабло, не поминай к ночи беса, не торгуй оружием и вообще, не сбивайся с пути..." Ну да, видимо, что положено юпитеру, не положено быку.




И ещё несколько ответов, полученных электронной почтой:

За 38 лет существования группы «Аквариум» разгадать её феномен пытались многие. В 80–е годы было популярна Ваша формула: «Аквариум» – это образ жизни. Позже Вы скажете, что это определённый подход к музыке или некий уровень музыкального и поэтического вкуса. Сегодня Ваш взгляд на «Аквариум», – что это такое?

Я не хочу формулировать: важно то, что мы играем и записываем. Как это называть – неважно.

Вы как–то признались, что песня «Всем, кого я люблю» написана по поводу того, что Вы, в составе некой группы людей, несколько лет существовали в другой реальности. Можете рассказать что–нибудь о том, как это происходило?

Это – вопрос личного восприятия. Другие люди воспринимали это по–другому. А это был мир свободы и любви – реальный мир, который – при желании – всегда открыт для всех, но возможностью существовать в нем пользуются немногие.

В последнее время Вы всё чаще обращаете внимание слушателей «Аэростата» на то, что сотворённый Богом мир прекрасен. То есть, Вы совсем переселились в ту реальность, в которой Вам не скучно или как–то изменилось Ваше отношение к этой?

Реальность только одна, каждый ее воспринимает по-своему.

Вы говорите, что каждый человек, проходя своим путём, совершенствуется, его опыт, даже если он негативный, идёт в общую копилку общего. Но при этом констатитруете, что люди остаются такими же, как были всегда. В чём тогда прогресс? На каком фоне он заметен?

Каждый человек движется по пути к восприятию Бога. Как множество – люди остаются такими же.

На свете нет искушений, которым я хотел бы поддаться – это из песни.
Чтобы избавиться от искушения, ему нужно поддаться – неоднократно говорилось Вами в интервью. Вы считаете, что с искушениями не нужно бороться? В грехопадении есть позитивный смысл? Кому и для чего это нужно?

Это долго и, наверное, бессмысленно рассказывать. Это не для обдумывания.


В песне “The Time” из альбома Radio Silence есть такие слова:
…we’re bеаutiful when we’re animals
But so easily scared.

Как на Ваш взгляд, что такое человек? насколько он животное?

Естественно животные – ведь не растения же. Но осознающие нечто, что не все животные осознают.

И о чём поётся в 81–м псалме, когда поётся: «Я сказал: вы - боги и сыны Всевышнего все вы»?

Буквально.

В песне 88 года «Комиссар» есть такие строчки:
Я пришёл подтвердить:
Всё, что было пропето,
Исполнялось без помощи слов.
И в песне «Zoom» в 2005 году есть нечто подобное:
Извиняйте дядьку, если что–то случилось, о чём уже давно было спето…
Похоже, речь идёт о таком известном фенемене, как «реализация метафор»?

И слова и явления - резонанс с одним и тем же. Не одно следует из другого, а и то, и другое – из одного источника.

Вы очень много путешествуете. Многие путешественники делают вывод, что наш шарик – маленький. А космонавты находят Землю очень красивой и уязвимой. А у Вас какое–нибудь представление сложилось о планете?

Божий мир.

Помнится, в песне из альбома «Пси» 1999 года поётся :
Все святые места давно разворованы, в них теперь пусто…
Это совпадает с Вашими ощущениями?

Они как были, так и есть. Святость не разворуешь.

По России Вы путешествуете больше всего.
Вы продолжаете собирать каталог чудотворных икон?

Конечно. Мне это кажется нужным.

Пишет Елена Васильева ( aquarel_le) http://aquarel-le.livejournal.com/72051.html

Фото Виктора Хмелика

Также имеется видеозапись пресс-конференции, любезно предоставленная Еленой Васильевой

http://www.youtube.com/watch?v=KY9zUQe-znw
http://www.youtube.com/watch?v=TFgQ4Lg76K4
http://www.youtube.com/watch?v=IrsDpQhwlOY
http://www.youtube.com/watch?v=Untj8raoQSU
http://www.youtube.com/watch?v=ntM86VBn4vo
http://www.youtube.com/watch?v=g7v1wUOz3ZA

Дополнительные ссылки:
Событие: 2010 17 мая. Концерт Аквариума в ДКМ «Fesco Hall» г.Владивостока


Список исполнений:

No documents found



Created 2010-06-03 23:31:16 by Vyacheslav Sinitsyn; Updated 2010-06-04 13:24:56 by Vyacheslav Sinitsyn

Комментарии постмодерируются. Для получения извещений о всех новых комментариях справочника подписывайтесь на RSS-канал





У Вас есть что сообщить составителям справочника об этом событии? Напишите нам
Хотите узнать больше об авторах материалов? Загляните в раздел благодарностей





oткрыть этот документ в Lotus Notes