Вы находитесь здесь: События - интервью  •  короткая ссылка на этот документ  •  предыдущий  •  следующий

Событие
Когда: 2009 27 мая    Лунный день: 4-й день Луны (ссылка ведет на описание системы расчета лунных дней)
Название: Интервью с БГ г.Рязань
Комментарий:


фото взято с http://obydenkin.livejournal.com/45015.html

Гребенщиков - как кот из «Шрека»

На прошлой неделе Борис Гребенщиков и «Аквариум» добрались до Рязани. Клуб «Планетарий» где проходил концерт, собрался почти что «под завязку»: вероятно, интерес «подогрела» обошедшая все СМИ информация о нездоровье Гребенщикова и недавнее заявление тюменского отставной козы барабанщика в генпрокуратуру, где он пытался доказать, что БГ надо лишить ордена «За заслуги перед отечеством».

Кроме вещей с последних альбомов, Гребенщиков, естественно, вспомнил песни 15-20-летней давности и его долго не хотели отпускать... Тем более, помимо обычного состава «Аквариума», на этот раз вместе с БГ на сцене оказались басист Александр Титов, не игравший с группой почти 20 лет, и «король ирландской флейты» Брайан Финнеган, творивший на своём инструмента самые настоящие чудеса. По отзывам поклонников, давно в Рязани не было такого душевного концерта «Аквариума», хотя группа ездит в этот город почти каждый год.

А на следующее утро после концерта толком не проснувшийся Гребенщиков решил пообщаться с рязанскими журналистами... Всё-таки я ему очень завидую: у Бориса Борисовича ангельское терпение. Представьте картину: сидит себе живой классик в баре гостиницы «Ловеч», морщится, когда из-за спины раздаётся мерзкий треск кофеварки, и старательно внимает сгрудившимся перед ним во множестве местным «килькам пера», лишь иногда опускаясь в ответах до иронии: «Евровидение»? А что это такое?» Взгляд его сильно напоминает взгляд котика из «Шрека»: там собрана, кажется, печаль всего мира, но при этом оттуда излучается на окружающих такой мощный заряд добродушного обаяния, что Гребенщикову не только веришь, но ещё вдобавок не хочется его отпускать даже когда вопросы кончаются и приходится их  вымучивать - так сильно хочется подольше погреться в его «лучах».

-  Много шума сейчас вокруг заявления какого-то идиота из Тюмени в генеральную прокуратуру о том, что в ваших песнях пропагандируются наркотики, тунеядство, разврат и так далее. Вы, наверно, уже много раз с такими идиотами сталкивались - ещё со времён Тбилисского фестиваля и даже раньше. Вы пока не коллекционируете такие вот идиотские обвинения в свой адрес?

- Нет, зачем их коллекционировать? Это прикол, а приколами занимаются люди, которым патологически нечего делать с собой. Ну, а мне - патологически не хватает времени. И я не вижу тут ничего смешного - это страшно, а не смешно. И в Тбилиси это тоже не было смешно.*

- А у вас, кстати, после Тбилиси было предчувствие или понимание того, что всё не так страшно, как кажется, что всё происходит не насовсем? Была надежда, что всё рано или поздно изменится к лучшему?

- Не было ни надежды, ни понимания. Когда человека выключают из списка живых - его выключают из списка живых. И это никак не компенсируется. Ты в «чёрном списке» - значит, ты в «чёрном списке». Значит, ты никогда не выедешь за пределы этой страны даже в Болгарию - ты осуждён.

И когда человек пишет, что Гребенщиков на сцене раскидывал антисоветские листовки и занимался гомосексуализмом - это серьёзно. Если бы это был не 80-й год, а 50-й - вы представляете, где бы я был? Я был бы в земле. Советская власть - это не шутки.

- С вами вчера играл Александр Титов, которого очень давно не было в составе «Аквариума». С чем связано его появление и надолго ли он с вами задержится?

- Надолго ли - я не знаю, это дело в руках не совсем моих. Будь моя воля - я с ним играл бы столько, сколько вообще собираюсь играть. А появился он следующим образом. У нас почти ровно год назад был концерт в «Альберт-холле» в Лондоне. И я собирал состав под те песни, что мы собирались играть - не «Аквариумом», а расширенным составом, на сцене в итоге было, по-моему, 18 человек. Я искал для этого басиста, списывался со своими знакомыми в Лондоне, чтобы они мне кого-то рекомендовали. А потом думаю: что я плету идиотский огород, когда у меня всё есть, когда у меня есть басист, который живёт в Лондоне и который будет идеален для тех песен, что я собираюсь играть? Я Сашке позвонил, сказал, что есть такая штука... Он сказал «да». Мы начали играть, и оказалось, что как будто бы не прекращали. Потому что в отличие от замечательных музыкантов, играющих на бас-гитарах, с которыми я сталкивался за последние 20 лет, Сашке не надо объяснять, что играть в каждой песне -  он и так всегда играет то, что надо. И это такое удовольствие, что ничего другого я не хочу.

- А если бы вы написали свои первые песни в наши дни, что бы вы сделали?

- Я думаю, что я бы их начал петь. Потом, если бы был результат, я бы, наверное, отнёс её на радио, но, наверное, отнёс бы на радио каким-нибудь знакомым. Потому что, помимо больших радиостанций, существует масса более мелких, и куда-то их можно было бы пристроить. И помимо радио есть такая совершенная вещь - интернет. Существует масса сайтов, куда это можно поставить.

- На «Наше радио» пошли бы?

- Чтобы пойти на «Наше радио», надо ехать в Москву, искать там «Наше радио», которое находится не в самом людном месте - я до сих пор не могу его сразу найти. И потом: кто же меня туда пустит?

- То есть, вы думаете, что у Гребенщикова образца 70-80-х годов было бы немного шансов пробиться на фоне всех этих «7Б» и прочих «Бессмысленных мастурбаций»?

- Я думаю, что у Гребенщикова образца 80-го года была такая политика, которой мы придерживаемся, собственно, до сих пор. Я не помню, чтобы мы когда-нибудь и куда-нибудь пытались пробиться.

- Следовали завету, озвученному Воландом: «Сами придут и сами всё дадут»?

- Честно говоря, я не думал об этой формулировке. Но не только Булгаков это рекомендовал. Пробиваться - очень унизительное занятие.

- А если бы встретились теперешний Гребенщиков и только что записавший альбом «Табу», например, - они бы поладили?

- Ссориться мы бы не стали, но очень разные люди пересеклись бы и я не думаю, что они нашли бы общий язык. Что бы я в 1982 году спросил у меня теперешнего - не знаю, мне и тогда уже всё было ясно. Разве что технические какие-то вопросы: что и как записывать. Но поскольку это невозможно, то и говорить не о чем.

- Вы уже отметили 50-летие, а теперь и 55-летие. Было ли неожиданностью такое внимание власти к этим датам?

- Не то чтобы неожиданностью - я до сих пор не могу до конца в это поверить. 20 лет «Аквариуму», 30 лет «Аквариуму», 100 лет «Аквариуму» - всё это было. И я понимаю, что, наверное, это так, но сам я этого не чувствую. То же самое с моими юбилеями: сам не помню, сколько там - 100 дет или 200 лет.

С властью я сталкиваюсь примерно так. Приходит телеграмма от какого-нибудь спикера какой-нибудь палаты: «Поздравляю вас с днём рождения». Ну, отлично. Приходит телеграмма от Президента: «Поздравляю вас с днём рождения». Ну, отлично. Но что это меняет в моей жизни? Я готов принимать телеграммы в любой момент. Пусть мне их шлют: это значит только то, что ещё один человек нас послушал. Что, с моей точки зрения, очень положительно.

- Что можете посоветовать молодым ребятам, которые взяли в руки гитары?

-  Боюсь, что ничего особо интересного не посоветую. Но если люди взяли инструменты в руки, то у них обычно возникает вопрос: что играть? Наверное, какую-то музыку, которая им самим нравится. Советовать тут бесполезно, но единственный способ научиться играть - это играть какую-то музыку и какие-то песни, которые всем собравшимся нравятся. И чем больше играть чужой музыки - тем лучше. Как художники, когда учатся, идут в музей и перерисовывают и перерисовывают картины, чтобы научиться рисовать сами, чтобы балансу научиться, технике, всему. То же самое с музыкой.

- А нужно ли молодой группе продюсирование?

- Смотря что называть продюсированием: я не очень понимаю, что в России называется этим словом. Если группа такое говно, которому нужен человек со стороны объяснять, что музыкантам нужно делать - это их проблемы. Продюсер в западной традиции существует для другого: ты платишь человеку деньги за то, что он сделает тот звук, который ты хочешь. У меня было не так много опытов работы с посторонним продюсером - ровно один, когда мы с Дэйвом Стюартом писали «Radio Silens». Ты говоришь человеку, чего ты хочешь, а человек делает и говорит потом: «Ну, ты же сам мне говорил, что ты хочешь вот этого». И позволяет тебе расслабиться...

Когда Найджел Годрич начал продюсировать Маккартни - кто такой Маккартни и кто такой Найджел Годрич? Но Маккартни сказал: «Мне сто лет, я сейчас такой, но хочу звучать вот так». Найджел Годрич сказал: «Хорошо, только потом не жалуйся». И стружку сдирал с него с такой силой, что Маккартни выл, матерился, но деваться было некуда. И поэтому у них получился гениальный альбом «Chaos and Creation in the Backyard» - на голову выше того, что Маккартни делал за последние 20-30 лет. Я с удовольствием поработал бы с людьми, которые помогли мне в таком продюсировании. Но таких людей нет: я их никак не найду или никогда в жизни у меня не будет таких денег, чтобы вписывать в свои авантюры того же Найджела Годрича или Дэнджа Мауса.  Я бы с удовольствием с ними поработал, но они берут очень дорого.

- В России с грамотным продюсированием пока не сталкивались?

- Я никогда не слышал здесь про таких людей, хотя приблизительно таким человеком был  Андрей Тропилло, с которым мы записали много альбомов в 80-е. Он не стеснялся сказать: «Вот это херня, давайте лучше сделаем вот так!». И я был вынужден с ним считаться, потому что он был хозяином студии.

Когда есть несколько пар глаз, которые смотрят за тем, что происходит - одна из пар может заметить что-то, что идёт не так. Потому что когда музыканты играют - им же кажется, что всё, что они делают, это гениально. А должен быть человек, который скажет: «Ребята, вот это не гениально, это полная ерунда». Можно с ним согласиться или нет, но это обязательно должно быть сказано.

- Самому вам не хочется примерить рубашку продюсера?

- Я примерял это на себя в первом альбоме «Кино». По необходимости пришлось это делать, потому что не было никого другого - Тропилло группа «Кино» не интересовала, их запись была целиком моей инициативой. И это было интересно: мы сделали альбом «45» и половину «Начальника Камчатки».

Сейчас я не слышу никого, чьим продюсированием мне хотелось бы заняться. «Сплин», слава богу, никогда не звал меня заняться их продюсированием. Да я и не пошёл бы, потому что у Васильева своя голова на плечах. А больше - ни с кем не хочется.

- На многих сайтах можно делать пожертвования при скачивании ваших песен через электронные кошельки. Это уже работает?

- Я, честно говоря, не знаю. Скорее всего, как-то работает, но по мелочам. Это и не может быть сопоставимо со всем остальным. Было бы неплохо, если бы это работало, но, боюсь, что человеческая природа не совсем такова, чтобы это работало.

- Вы, по-моему, среди отечественных музыкантов дали больше всех интервью. Интервью дают по разным мотивам. Кто-то делает это для пиара. Тот же Саша Васильев объясняет это тем, что  помогает заработать на жизнь некоторому количеству не самых плохих людей. А вы чем руководствуетесь в таких случаях?

- Когда меня просят, чтобы я с кем-то поговорил - почему я должен отказывать? Вдруг это будет кому-нибудь полезно? Это единственный мотив, который я знаю. Вдруг у кого-то возникнет вопрос, на который я смогу дать ответ? С меня ничего не убудет, а кому-то я смогу помочь.

- Коллекцию идиотских вопросов тоже, конечно, не собираете?

- Тоже нет. Требуется большой избыток времени, чтобы этим заниматься. Зато я собираю коллекцию чудотворных икон - вот их я собираю. Я их не приобретаю - я узнаю про них и заношу в список. Вот в Рязани их тоже несколько штук.

На первой странице нашего сайта есть строчка «разное», где много всего, в том числе и страничка рукотворных икон - перечень тех, что находятся сейчас в России. Этот список довольно полный, потому что на него ссылается сайт православной церкви. Выясняется, что никто, кроме меня, этим давно не занимался, а последний такой список составлял Ефим Поселянин в 1814 году. С тех пор очень много чего произошло.

- И вы своими глазами наблюдали процесс мироточения?

- Мироточивые иконы - не обязательно чудотворные, мироточение - это ещё не всё. Чудотворные - это которые делают чудеса, а чудес много случается. Вы попробуйте как-нибудь сходить в церковь, где есть такая икона, и заметите, что к ней привешано огромное количество цепочек, колец, крестиков. Даруют их люди, которым икона действительно помогла.

Зайдите через пару недель на сайт «Аквариума» - уже всё будет ясно с Рязанью. У вас в Свято-Троицком монастыре есть одна чудотворная икона и три в Иоанно-Богословском.

- За модными фильмами следите?

- Есть один фильм, который я очень люблю - «Остров». Фильмы меня мало интересуют, но большая часть того, что попадается, как мне кажется, сделаны без уважения к себе и к людям.

- Куда ездили отдыхать последний раз?

- Я совсем недавно вернулся из Китая: и по делам, и успел в Шао-Линь съездить. Кстати, ваши представители этого монастыря собирались появиться на концерте, но так и не появились. В Рязани ведь есть люди, которые в Шао-Линь ездят и там занимаются.

- Благодаря вам мы узнали, что в Рязани есть чудотворные иконы и люди, которые занимаются в монастыре Шао-линь. Что ещё вы можете рассказать о Рязани такого, что неизвестно самим рязанцам?

- Больше пока ничего в голову не приходит. Вы меня спрашивайте - может, ещё что-то выяснится.

- Когда вы впервые приезжали в Рязань ещё в 1992 году, то на пресс-конференции делились подробностями того, как Рязань была завоёвана монголо-фашистскими захватчиками из дивизии «Полумёртвая голова», а вся Америка от Калифорнии до Аляски засажена пейотовыми кактусами. А вскоре, уже в Смоленске, рассказывали, что ваш род курирует Россию, начиная со времен Ивана Грозного. Такие шоу, когда вы «гнали телеги», стебались над всем, а многие принимали этот стёб за чистую монету - они потом часто случались?

- Всё зависит от времени, от места - всякое бывало. Предсказать нельзя и подготовиться  заранее - тоже, иначе было бы неинтересно. Курёхин был большой мастер в этом жанре, я считаю, что значительно сильнее меня - просто совсем другого масштаба.

- На какой последний концерт вы сходили?

- Наверное, это был концерт ирландской группы «Флук» Брайана Финнегана, который вчера с нами играл. После этого я нигде на концертах не был. А из российских - вообще не понимаю, когда последний раз был. Со «Сплином» я и так пересекаюсь.

- А после «Сплина» появилось ли, по-вашему, на отечественной рок-сцене что-то значительное?

- «Сплин» и «Текила джаз» - это последнее, что мне интересно. Но я не понимаю, кому и зачем надо быть мне интересным. Я очень суровый судья, лучше моё мнение не слушать.

- Вам же, наверное, до сих пор десятки дисков юные музыканты несут...

- В огромном количестве. Слушаю редко и первое, что попадётся: времени и желания мало, тем более, составить протекцию я не могу.

- И часто дальше первой песни хочется слушать?

- Иногда. Только что в Саратове мне принесли диск какой-то девушки, которая водит трамвай, а в свободное время поет. И очень неплохо поет.

- Не возникало желания помочь?

- А как? Взять человека за руку и вывести его на сцену? Я не понимаю, как это: играет оркестр, и дирижер в середине 3-й симфонии Брамса говорит: «А вот теперь послушайте замечательного человека!» Я на таком концерте встану и уйду. Думаю, с «Аквариумом» то же самое. Я не хочу оскорблять людей, подсовывая им не то, на что они пришли и за что деньги заплатили.

В любом городе на столбах висят афиши каких-то загадочных групп. Не обязательно же должен быть зал на 1000 мест: когда есть 40 человек на концерте - это тоже хорошо. Я не знаю случаев, когда группа хотела бы играть и не могла.

- Как относитесь к массовому пению рокерами таких песен как «Попса» или «Всё это рок-н-ролл», когда они выступают «единым фронтом»?

- Я никогда не выступал единым фронтом и не понимаю, какое отношение музыка имеет к единому фронту - мне это не интересно. Я уважаю то, что делают Костя и Юра, но это не то, чего мне самому хочется. Если собрать всех хороших дирижёров вместе - они будут мешать друг другу.

- В своё время я зачитывался вашей повестью «Иван и Данило», а с тех пор ничего нового у вас так и не появилось.

- Это гениальная повесть, я сам её обожаю. Но это был импульс написать, и с тех пор импульса этого не было. Без импульса невозможно... Зато песни есть. Никому бы не хотелось, если бы я перестал писать песни и перешёл на прозу. Я думаю, господь бог этот импульс даёт - так мне кажется.

- Осталось что-то, что вы хотели бы попробовать? Например, может, вы хотели бы издавать журнал или телевизионную передачу сделать...

- Нет, даже передача на радио** съедает почти всё моё время. И если бы не было этой передачи - было бы больше песен. Дело не в том, как мне ещё хотелось бы себя проявить - мне хочется хорошо делать то, что я уже делаю, а времени на всё найти очень сложно.

Беседовал Анатолий Обыдёнкин, плюс несколько вопросов задано ребятами из рязанской газеты «Родной город» и журнала «Open air».

опубликовано в интернет-журнале "Человек с гитарой" http://cheloveksgitaroi.ru/?p=950


Список исполнений:

No documents found



Created 2011-02-27 21:03:40 by Vyacheslav Sinitsyn

Комментарии постмодерируются. Для получения извещений о всех новых комментариях справочника подписывайтесь на RSS-канал





У Вас есть что сообщить составителям справочника об этом событии? Напишите нам
Хотите узнать больше об авторах материалов? Загляните в раздел благодарностей





oткрыть этот документ в Lotus Notes