Вы находитесь здесь: Персоны, имеющие отношение к группе  •  короткая ссылка на этот документ

Brian Finnegan / Брайан Финнеган

http://www.myspace.com/briantfinnegan


Брайан Финнеган родился 20 августа 1969 года в Арма - древней святыне Ирландии.
Именно здесь задолго до Брайана на семи холмах Арма жили король Коннор, королева Мэб, герой Ирландии Кухулин и его рыцари Красной Ветви.
Вдохновленный этим, Брайан в 8 лет начал играть на tin whistle, а в 11 - на флейте. Вскоре, вооруженный флейтами, он пустился в путешествия и в 1996 году основал легендарную группу Flook!, с которой играл 13 лет.

В 2008 начал играть с Аквариумом.Вдохновленный этим, выпил свою первую пинту Гиннесса.

сайт группы Flook

http://www.flook.co.uk/

Flook on myspace -
http://www.myspace.com/2flutes
KAN on myspace -
http://www.myspace.com/kanmusic
Brian on myspace -
http://www.myspace.com/briantfinnegan

Facebook

https://www.facebook.com/pages/KAN/286727655438?ref=ts
http://www.facebook.com/pages/Flook/322355832107

вконтакте

http://vkontakte.ru/club17486469

Аэростат 207 про Flook
http://www.aquarium.ru/misc/aerostat/aerostat207.html
скачать можно
здесь

фрагмент Аэростата-259 про альбом Ravishing Genius of Bones

http://prostopleer.com/tracks/44103711AsJ

Ravishing Genius of Bones (2010) - можно скачать здесь

большое спасибо за информацию сайту http://kardiogramma.org

Как Брайн финниган появился в Аквариуме

Аквариум записывал Зум, и к ним пригласили Майкла МакГолдрика - очень известного в этих кругах музыканта. Они познакомились. МакГолдрик сыграл на этом альбоме - но еще он любитель и искатель разных молодых кельтских групп (вроде Ноэля Галахера в роке :)) Flook начинали под его крылом, так что он хорошо их знал. Он назвал их БГ, тот накачал и влюбился. И при первом удобном случае - позвал и Брайана тоже, когда собирал состав International для Альберт Холла. Они познакомились и понравились друг другу. Когда International играл осенью-зимой 2008-го - Брайан уже знал, что Flook больше не будет. Их последний концерт был - на разогреве у International в Вене. Так что Брайан с радостью согласился играть с А. И приехал в Россию в марте 2009.

Интервью с Брайаном Финнеганом

Интервью взято 28 июля 1999 года в Burwell House, Кембриджшир, Англия, во время недельного воркшопа по флейте и вислу, который вел Брайан Финнеган. Интервьюер — Рейчел Марш, обучавшаяся на этом курсе. Брайан Финнеган на данный момент играет в группе Флук (Flook) на вислах и флейте. Вместе с ним играют Сара Аллен (Sarah Allen) – флейта и аккордеон, Эд Бойд (Ed Boyd) — гитара и Джон Джо Келли (John Joe Kelly) — боран.

Биография

Я начал играть музыку в 8 лет под руководством Этне и Брайана Вэллели (Eithne and Brian Vallely), замечательных музыкантов из графства Арма в Северной Ирландии. Он вели тогда музыкальные курсы, которые вот уже продолжаются регулярно 30 лет и называются теперь Armagh Pipers Club. Брайан играет на волынке, а Этне на скрипке. Они оба в одно и то же время организовали в Арме атлетический клуб, где моя семья занималась спортом; кроме этого наши семьи вместе занимались музыкой. В то время в Ирландии было довольно много отделений Comhaltas [Comhaltas Ceoltoiri Eireann – Ирландское Музыкальное Общество, организация занимающаяся пропагандированием и развитием ирл. народной музыки] и мало независимых преподавателей вне Comhaltas, поскольку эта организация держала в своих руках все музыкальные мероприятия [Fleadh Cheoil]. Брайан (Вэллели) вместе с Пэдди Молони был одним из основателей дублинского клуба волынщиков [Dublin Piper's Club], затем он переехал на север, женился на Этне и основал Клуб Волынщиков в Арме [Armagh Piper's Сlub].

Вот, я пошел туда в 8 лет, сначала учился на висле, потом в 10 лет мне дали первую флейту – так все начиналось. Я начал играть на выездных мероприятиях Клуба и довольно много с ним поездил. Меня брали во все части света, несмотря на мой возраст. В поездках с нами часто случались всякие приключения, да и вообще мы славно проводили время.

В 18 лет я решил, что нужно создать свою группу. В школьные годы я тоже много играл. В школе была группа людей, школьный вариант Fleadh. Группа была очень хорошая, и мы выиграли с ней пару национальных наград. Для школы то, что ее может кто-то представлять на национальном уровне, значило очень много, а я, будучи постоянно на сцене, не переставал думать, что нужно создавать свою группу. Группу назвали Gan Ainm (Без Имени), с таким названием она просуществовала 6 месяцев, потом название сменили на Upstairs in a Tent. Через группу проходили фантастические музыканты, например, Джон МакШерри [John McSherry] и Эмонн МакЭлхольм [Eamonn McElholm]. Группа существовала 3 года, а потом, к сожалению, прекратила деятельность. Альбом мы не записали. Один из наших музыкантов работал медбратом и не мог надолго отлучаться с работы.

Я решил сделать перерыв и уехал в Венгрию работать преподавателем – чтобы что-то поменять в жизни и переключиться на другое занятие. Пока я был в Венгрии, образовался Флук, его основали моя знакомая по имени Беки Моррис, Сара Аллен и Майк МакГолдрик. В группе было 3 флейтиста. Фактически она началась как сайдпроект под названием Флейты Трех Наций [Three Nations Flutes], хотя в нем вовсе не участвовало трех наций (мы все время думали, как выкрутимся с ответом на вопрос об этом при встрече с прессой). После нескольких недель репетиций мы решили, что нам нужен гитарист и позвали Эда Бойда. И вот, мы играем уже 3 года, и только сейчас все начинает становиться на свои места.

Интервью

И (Интервьюер): Кто из флейтистов оказал на вас наибольшее влияние?

Б.Ф.: Когда я начал играть на флейте, первым альбомом, который мои родители мне купили, кажется, был самый первый альбом Мэтта Моллоя. В то время в Арме не было большой музыкальной активности – сейшнов и т.д., поэтому я много играл дома, и моим руководством была вот эта запись Мэтта Моллоя – я учил все мелодии и приемы, которые играл он. Он действительно был стимулом для моей игры на флейте – я был большим его фанатом! А потом, когда мне было 14 или 15, мой отец как-то взял меня с собой на концерт Жана Мишеля Вейона [Jean-Michel Veillon]. В то время он был довольно молод и был в Арме с концертом. Я помню, как сидел в зале, а он вынул толпу своих флейт из бархатной сумки, сложил их все рядом, пытаясь понять, какая к какой должна подходить. Потом он поднялся на сцену и заиграл самую прекрасную музыку, какую я только слышал – бретонскую музыку. Для меня это было настоящим откровением – ведь до того я думал, что на свете существует только один флейтист – Мэтт Моллой.

Я думаю, что наибольшее влияние оказали Мэтт Моллой и Жан Мишель Вейон – в конце концов Жан Мишель засиял яркой звездой – он просто невероятный флейтист. Но влияний гораздо больше: я слушаю много индийской флейтовой музыки – Харипрасада Чаурасью, Дипак Рама, Раджендру Прасанна и других.

И: Вашу игру на флейте часто описывают, как довольно нетрадиционную, вы например, ведь очень часто используете язык — «язычите». Вы чувствуете себя частью традиции или все таки отходите от нее?

Б.Ф. Я думаю, что традиция это те события и вещи, которые формируют вашу жизнь; события и вещи, которые сформировали мою, привели меня именно к этому стилю исполнения. Я думаю, что если это стиль, где часто используется язык – то это и есть твоя традиция… Многие меня спрашивают: «Зачем ты играешь так быстро?». Я отвечаю: «В моем детстве все старики в Арме играли со скоростью 100 миль в час – так что это не я изобрел!» И, что касается язычения — Шон Райан (Sean Ryan) видный представитель стиля, где часто используется язык, я много слушал Шона Райана. Кроме того, я много слушал флейтистов и вислеров из Южной Африки и джазовых. В конце концов, я рос, играя ирландскую музыку, которой меня учили двое мудрых музыкантов – семья Вэллели из Армы, а все, что было впитано как традиция, выходит обратно тоже как традиция.

И: Но Мэтт Моллой язык использует нечасто

Б.Ф.: Да, верно, однако Кевин Крофорд часто использует язык и Найел Киган [Niall Keegan]. Я думаю, это одно из выразительных средств, язык это одна из частей тела и надо их все использовать.

И: Как началось ваше “triple tonguing” [можно перевести как триоль языком или ролл языком, кто не в курсе - слушать Флук и другие записи Брайана]

Б.Ф.: Я не пользовался этим приемом пока у меня не появилась первая флейта Парика Олвелла [Patrick Olwell]. Я играл на флейте Сэма Мюррея [Sam Murray], она была очень хороша, но довольно мягка по тембру. Как то я был на сейшне в Эннисе и там был Патрик. Он только приехал из Америки, и у него с собой была целая сумка бамбуковых флейт. Я сидел рядом с ним и он мне предложил поиграть на одной из них. И… , как только я поднес ее к губам, как будто видение появилось передо мной. Я подумал: «Ого! Вот это да!» На этом сейшне я первый раз в жизни играл на бамбуковой флейте. Она играла сама. Звук как бы оживал, и я понял, что это тот звук, которого я всегда хотел. Он не был такой насыщенный, плотный по тембру, как у деревянных флейт, но он позволял мне выражать то, что я хотел, но не мог выразить на других флейтах. На ней можно было легко сыграть double stopping и быстрые роллы. В конце сейшна Патрик мне эту флейту подарил. Я ее взял и где-то полгода на ней играл. Triple tonguing появилось вместе с этой флейтой. Оно просто пришло в комплекте с ней, откуда оно взялось – я не знаю. Может быть, это чье-то влияние из прошлого, которое я не отследил.

И: Когда это было?

Б.Ф.: Где то в 1994-95. До этого я играл совсем по другому. Смесь северного стиля с Мэттом Моллоем … много северных мелодий, но в текучем стиле Моллоя, контроль дыхания привязан к ритму мелодии, а не…. Многие северные флейтисты используют дыхание очень перкуссивно….В моем стиле это было более сглаженно. Но triple tonguing не было – ничего броского.

И: Откуда происходит джазовое влияние?

Б.Ф.: Хм…. Еще один хороший вопрос. Трудно сказать. Я провел много времени в Белфасте, а там сильная музыкальная культура и смесь стилей. В молодости я также много слушал Роланда Кирка [Roland Kirk - слепой американский джазовый музыкант мультиинструменталист – саксофонист, флейтист и др.]. Так что я думаю, что влияние идет из разных источников. Честно говоря, я не уверен, что понимаю, что такое джаз. Мне кажется, что импровизация происходит из знания мелодии и возможности отпустить ее, поиграть с ней. Я никогда не изучал джаз, не вникал в теорию, которая за ним стоит, — играя, я просто отклоняюсь от мелодии, но не особенно далеко. Как кто-то сказал недавно – сыграть джазовый кусок посередине народной мелодии означает совсем уйти от неё. Джазовое соло имеет место быть, но я импровизирую не настолько широко. Я очень четко осознаю основу мелодии и ее корни — традицию, наверное.

И: Вариации, которые вы играете на сцене с Флуком — замечательны. Что вы посоветуете музыкантам, которые хотели бы научиться такому искусству.

Б.Ф.: Найдите хорошего гитариста и бораниста, еще одного хорошего флейтиста, или другого солиста, которые вам дадут спокойно эти вариации делать. В основном так. Если вы играете с музыкантами, которым доверяете, будь то на сцене или на сейшене, с теми, кто чувствует каждое ваше дыхание, то эти музыканты смогут поддержать вас в трудный момент и подхватят то, что роняете вы, и целостная структура не распадется. Мне хорошо во Флуке, потому что у меня там самый необычный боранист в мире, который надежен как скала. Знаешь, что не о чем беспокоиться, и неважно насколько велики ошибки, которые ты делаешь…

И: Вы что, делаете какие-то ошибки?

Б.Ф.: О да! Я все время лажаю! Но я наблюдал за Эдом и Джон Джо, они чувствуют каждое изменение в настроении вещи, и, если я делаю ошибку, то они оттягивают внимание аудитории на себя, получается, что они как бы вытягивают все каждый раз. Как только все начинает расползаться, они оба начинают играть что-нибудь совсем синкопированное, люди переключаются на них, а я в это время снова балансируюсь. Сара тоже важный элемент, потому что она как бы все время поддерживает с тыла своими басовыми линиями.

Недавно было так: Майк МакГолдрик был в группе, он совершенно поразительный импровизатор и у него невероятно быстрая реакция, он, когда играет музыку, может отклониться от мелодии в любом месте в любое время. Он постоянно меня этим заряжал, и всегда была такая энергия, почти телепатическая связь между нами, мы постоянно должны были чувствовать и реагировать друг на друга. Это очень привлекало зрителей, но получалось, что Сара и Эд всегда где-то на заднем плане. Но вот Майк ушел, а Джон Джо Келли пришел, и мне теперь гораздо проще, потому что больше не надо ни с кем так взаимодействовать. Очень здорово знать и чувствовать, что делают Сара Джон Джо и Эд в данный момент – это очень, очень здорово. Я давно искал этих троих людей. Они поддерживают меня на 100% каждое выступление.

И: Как вы занимаетесь дома без поддержки Эда, Сары и Джон Джо? Что вы делаете?

Б.Ф.: Я начинал импровизировать с такого: ставил народный альбом, вроде Мэтта Моллоя или Алтана и играл вместе с ним. Если я знал мелодию и мог ее играть вместе с записью, я включал запись очень громко и играл, как будто в группе две флейты. Я играл что-то еще, гармонии например, которых не было на CD — выходило хорошо, и я думал, что можно попробовать поиграть вариации. Чтобы научиться играть гармонии и импровизации, придется иногда ощутить себя дураком. Если играешь в пределах своих возможностей, то играешь себе и играешь. Но если хочешь попробовать что-то новое и думаешь: «Нет, это не получится, что я тут, как дурак, мучаюсь?», то оно может и не получиться, но если будешь пытаться 100 раз, то когда-нибудь оно получится. Если сдаешься после первой или второй попытки, то потом скорее всего уже не начнешь. Я долгое время вел себя как идиот, пока не стало получаться!

И: Я иногда пою под кассеты в машине, иногда пою вариации на то, что поётся на записях. Может быть можно начинать так?

Б.Ф.: Да да, именно так. Я всегда пел, когда не играл. Во время ходьбы, если было достаточно тихо, я начинал напевать песню или просто что-то напевать, и неожиданно появлялись сочетания нот, определялся лад и я начинал почти импровизировать голосом.

Еще один способ это создать окружение, где вам будет удобно этим заниматься и где никто не будет вам мешать. Можно делать это дома; если вы на сейшене или на выступлении, придется самому создавать такое окружение. Часто не получается ни от кого требовать усиления творческой энергии во время выступления – нужно чтобы это было к месту. Думаю, что еще важно, чтобы рядом были музыканты, которые думают похожим образом.

И: Какие еще традиции вас вдохновляли и что вдохновляет вас сейчас?

Б.Ф.: Сейчас меня вдохновляет
Burwell House! Встреча со всеми вами и преподавание. Мне не часто выпадает шанс преподавать. Я провожу два мастер-класса в год: вот этот и в летней школе Durham Folkworks. В этом году я буду вести школу для взрослых. Это меня вдохновляет, потому что я как бы возвращаюсь в прошлое и могу играть музыку медленно. Это утомительно, но мне нравится сидеть в комнате с 13ю людьми; я даже не знаю, что большая часть этого народа делает, и это даже и не важно. Я нахожусь там с несколькими людьми, которые не имеют частой возможности приезжать и учиться, поэтому они хотят получить максимум знаний в свои 5 дней. Я помню самый первый раз, когда я начал преподавать в летней школе: я приехал совершенно уставший и не хотел никого учить. Был не в том настроении. Рос Ригби встретил меня у дверей такси и сказал: «Я хочу, чтоб ты встретился с этим малышом Гарри. Он последний год из кожи вон лезет, чтоб устроить тут твои курсы». Меня очень вдохновляет, что люди хотят приезжать и учиться у меня. Я никогда не читал много книг и в школе учился не очень хорошо, поэтому умение передать что-то кому-то действительно вдохновляет.

Насчет флейтистов: В марте я путешествовал по Индии. В музыкальном смысле за последнее время это была самая вдохновляющая вещь. Встречи с замечательными музыкантами, мудрыми людьми, просто встреча с традицией, о которой ты практически ничего не знаешь.

И: Вы думаете, что это отразится как то на творчестве Флук? Наверное должно отразиться.

Б.Ф.:Я думаю, что оно уже отразилось и будет отражаться, в большой степени. Вряд ли в отношении мелодий, которые мы играем, но манера моей игры будет влиять.

И: А как с другими культурами? Венгрия как то повлияла?

Б.Ф.: Венгрия была для меня знаковой, потому что это был поворотный пункт моей карьеры и всей жизни – я не знал, чего я хочу, к чему стремиться. Одна группа уже была в прошлом, а насчет будущего я не питал особенных иллюзий. Я также страстно любил играть, но не знал, как же мне вывести это на тот уровень, которого я хотел. И вот я уехал в Венгрию, и это забавно, потому что все равно не получилось убежать от того, чего я действительно внутренне хотел. В Венгрии я часто ходил заниматься народными танцами и слушать венгерскую музыку. Как-то я возвращался домой из школы (я преподавал английский в Еврейской школе) и буквально за углом от квартиры увидел плакат, на котором было написано, что группа Shooglenifty [шотландская прог-фолк группа] играет завтра в каком-то крошечном зале. На следующий день я пошел на работу в школу и собрал всех ребят; они спрашивали: «Фолкмузыка? Мы лучше пойдем на дискотеку в клуб!», но я сказал: «Нет, вы должны пойти и послушать вот это». На следующий день, после того как они сходили и послушали Shooglenifty, я стал национальным героем школы. Но больше всего мне запомнилось, как я прибежал домой после концерта, вынул флейту и, будя соседей, после долгого перерыва снова начал играть. Еще я там много играл с фантастическим исполнителем на кавале по имени Андрас Монори (который участвовал в туре Folkworks «Flutopia»), он был замечательный парень и замечательный музыкант. Он играл много джаза и фьюжна с группой Tin Tin Quartet. У них там был потрясающий таблист и вообще достаточно сильное индийское влияние. Я также какое-то время собирал фолклер для венгерского института. Мы выезжали в экспедиции и собирали народные мелодии в деревнях, там я встречался с многими исполнителями на кавале.

Я был тогда очень счастлив. В мире не существует другой такой профессии, которая бы давала возможность встречаться с такими замечательными людьми – самыми характерными представителями страны, в которую ты приехал. Музыка как бы приглашает тебя в их жизнь. Они не академики или гении, они просто обычные люди, как и мы с вами.
Вот это – замечательное свойство музыки, и так же с живописью и поэзией.

http://celtic-music.ru/
переведено by Викинг по http://www.firescribble.net/flute/finnegan.html


Долгожданное интервью с Брайаном Финнеганом - о музыке А. и многом другом :)

Брайан, ты добрался до Сибири и даже не в первый раз - наверное, уже привык к погоде и прочему... А что тебе нравится и не нравится в России?
Мне очень нравится в России. Эти просторы и удивительное разнообразие в разных местах, и огромные расстояния между городами, и то, что мы путешествуем так много. Я вообще не очень городской человек, мне больше нравится быть на природе - так что мне очень нравится то, что я вижу, и эти огромные небеса... И, конечно, лица людей на концертах - это было для меня открытием. Причиной тому, конечно, сама музыка, песни - но когда я вижу такой восторг на лицах людей всех возрастов - мое сердце тает.

А что не нравится?
Ну, минус 30 мне нравится не очень. Это холодно. В Ирландии тоже холодно и влажно, пробирает до костей... но вот сегодня - на улице так красиво, солнечно, и так хочется выйти прогуляться, но только очень быстро заледенеешь. Вот арктический холод мне не очень нравится. И некоторая проблема в том, что я совсем не говорю по-русски, это нужно исправить, это изрядный барьер.

А что было самым большим сюрпризом?
Я думаю - публика. Мы едем куда-то целый день - приезжаем и оказываемся в жизнях людей на короткое, но очень насыщенное время, а потом исчезаем... как отряд блуждающих духов. Но свет на лицах людей, которые пришли слушать Аквариум - это то, чему я счастлив быть свидетелем. И еще я был удивлен, какая юная публика бывает на концертах - особенно в клубах. Я видел множество молодых людей, студентов, которые ловили каждое слово, которое Борис пел. Некоторые пели вместе с ним с начала до конца, каждое слово, весь концерт... Я такого раньше не испытывал; я играл с известными певцами в Великобритании, но реакция не была такой.

Чего ты ожидал, отправляясь в Россию? Россия - это экзотика, как Япония или Китай?
Экзотика - не знаю, скорее нет. Но здесь есть что-то таинственное, загадочное. Я чуствую это в Санкт-Петербурге, ощущение истории... и блокада, и рассказы о том, как город был построен на могилах... Здесь очень сильная духовная энергия.

Ты вряд ли слышал какую-то русскую народную музыку, но чувствуешь ли ты, что в музыке Аквариума - есть какой-то национальный характер, специфика - тональность, что-то такое? Можешь ты описать разницу, если ты ее чувствуешь?
Да, чувствую. Народной музыки я действительно не слышал, так что сравнивать так не могу. Но в какие-то моменты я чувствую резонанс, который уносит музыку куда-то в совсем другие места - может быть на мгновение-другое. Когда Борис берет аккорд в каком-то определенном цвете... мы вдруг вступаем в другой мир.
Музыка Аквариума все время меняется - и ребята очень крепко связаны, так что они могут воспринимать и воплощать самые разные направления, которые проявляются в мелодиях песен...
Я очень люблю мелодии Бориса. Я знаю, что он пишет прекрасные песни, но я люблю и мелодии как таковые - а я несколько сноб в области мелодий :)

В основном ты играешь музыку без слов. Как ты ее воспринимаешь - как историю или духовное переживание или как?..
Зависит от мелодии, которую играешь. Если это моя собственная мелодия, то я как бы нахожусь в том моменте и месте, где она была написана, тут ни о чем не думаешь, это мелодия играет тебя, а не наоборот.
А когда играешь чью-то мелодию, то... Дело в том, что ирландская традиция передается "на слух" - от деда к отцу и к сыну, в этом есть особая магия, и поначалу нет необходимости знать, какая мелодия как называется . Ты просто запоминаешь мелодии, впитываешь их прямо на кухне или в пабе - и пока важно только выучить мелодии. А когда становишься старше, то уже важно знать, кто написал мелодию и как она называется, потому что без этого не поймешь мелодию изнутри. И когда я играю, я думаю, почему мелодия называется The Road West или The Foxhunters или The Curlew - думаю об названии и пытаюсь воплотить то, что представляю.

С другой стороны, каждый, кто слушает мелодию - получает свое впечатление от одной и той же мелодии. Ведь мелодия - без слов, она может открыть совершенно новое окно в сердце человека. Я вижу иногда отражение этого на лицах людей - и это волшебство.

Но теперь ты играешь с Аквариумом - песни со словами. Тебе не нужно понимать, о чем песня, когда ты ее играешь?
Для чего?

Ну чтобы играть ее правильно?
Я думаю, что тут больше важны эмоции. Некоторые мои любимые исполнители со всего мира поют на языках, на которых я не говорю. Я думаю, что тут больше дело в атмосфере, в душе - а это можно услышать в голосе Бориса, так что мне не нужно знать каждое слово и что оно значит. Иногда он мне рассказывает или переводит, или я спрашиваю "почему ты эту песню назвал так?" - и он мне рассказывает историю. Но я сомневаюсь, играю ли я иначе, зная историю - нет, я играю так же, так что тут дело именно в душе мелодии.
Я знаю названия всех песен, которые мы играем, и я вижу реакцию на них и играю, отталкиваясь от нее.

Есть ли песни, которые ты любишь больше всего? За слова или за музыку?
"День Радости" - песня, играть которую и быть частью которой и наблюдать - это самое глубокое переживание. Особенно ее окончание - сердце останавливается и дыхание перехватывает - каждый раз, когда я смотрю на лица людей и вижу, что как они от этой песни раскрываются, как цветы.

БГ заходит и...
Прошу прощения, что на другую тему, но у меня небольшой вопрос: вот в Тибете бытует множество историй о браках между людьми и духами гор, полей и так далее. Например, очень известный тибетский лама - Намхай Норбу Ринпоче - праправнук духа одной горы. А ты когда-нибудь слышал о таких историях - о браках между людьми и Добрым народом, народом холмов?

Я знаю одну женщину, что живет напротив - и люди говорят, что на ней благословение (а другие говорят, что она просто немного тронутая)... она живет на простой маленькой ферме без электричества и водопроводной воды, у нее есть коровы и козы, и она верит в магический мир и традиции... И вот она рассказывала ,что однажды ей приснился сон, что она проснулась в незнакомом месте около большого очага, и хоть она не могла быть уверена - где она находится, она знала, что была замужем за кем-то, и все это было так ошеломяще реально...
И только через 20 лет, когда были произведены раскопки Наван Форта (Navan Fort), и фотографии оттуда появились в газетах, она сказала, что узнает то место и тот очаг - и это то место, где она была, в самом сердце древней столицы Ольстера (Macha).


Недавно ты играл дуэтом с гитаристом Уильямом Коултером (William Coulter), а здесь - с семью или восьмью ребятами из Аквариума. В чем для тебя разница?
Знаешь, все в музыке - это цвета, слои и пространство. Уильям - прекрасный гитарист, и в его музыке много пространства, открытого для исследований и экспериментов. Когда я с ним - я принимаю другую музыкальную форму. И сейчас у меня новый квартет - KAN, и в нем пространство и атмосфера еще более свободны.

Но в игре с большой группой и массивным звуком есть что-то особенное: бас и ударные, - они выводят музыку на совершенно другой уровень. Я адаптируюсь. Я вырос в ирландской музыкальной традиции, где музыка очень свободна, и поэтому я - не классический музыкант. Я легко перемещаюсь в разные музыкальные миры и везде чувствую себя, как дома, так как рано научился импровизировать - тут мне очень повезло. Но должен сказать, это замечательно - облачиться в свой рокерский наряд, поставить ногу на монитор и выдать пассаж на электрофлейте. "Хэлло, Кливлэнд!" (*)

Какую музыку ты слушал в подростковом возрасте? Что ты назовешь "культурным бэкграундом"? Назови свой "top-10" или что-то подобное?
Я начал играть традиционную музыку, когда мне было 8. И самое большое влияние на мое раннее музицирование оказал флейтист Мэтт Моллой (Matt Molloy). Тогда он играл в революционной, новаторской ирландской группе The Bothy Band, а позже перешел в Planxty и The Chieftains, и его игра оказала огромное влияние на целое поколение молодых музыкантов.
Я, конечно, слушал не только традиционную музыку: я был большим поклонником группы Queen, и мой первый рок-концерт был Queen. Мне было шестнадцать, и мама отпустила меня на стадион с фляжкой чая. Я думал, что я круче всех - никто больше не слушал Queen на чае.

Считается, что Арма (Armagh) - это родина Кухулина и других исторических персонажей ирландского эпоса. Ты ощущаешь это наследие? Влияет ли ирландская эпическая традиция на твою музыку?
Я, безусловно, ощущаю это наследие, чувствую, что принадлежу к этому месту, к этому народу. Когда я был младше, я ни о чем таком сильно не задумывался, я просто хотел посмотреть мир. Но ты очень быстро начинаешь ценить все это, особенно, когда путешествуешь и встречаешь людей, которые с большой любовью говорят об Ирландии, ее культуре и фольклоре. И услышав об этом в очередной раз, ты понимаешь, что на самом деле, все это рядом, и всегда было рядом, и, вернувшись в Ирландию уже взрослым (я прожил вдали от дома 12 лет), я почувствовал, что значит быть ее частью.
Арма - удивительное место, с очень сильной энергетикой. Я живу всего в трех полях от Наван Форта, старинного дома короля Ольстера и его мифической армии, The Red Branch Knight или Craobh Rua.
Я только что записал новый диск, и он во многом был создан под влиянием этой земли и моего возвращения домой.

А в твоем детстве были эти мифы, ты рос с ними?
Да, были. Но в детстве тебе только и хочется, что кататься на скейте... Но у нас есть великие рассказчики, сторителлеры. Мой дед был одним из них, и он участвовал в раскопках Наван Форта, и мог рассказать о том, что там происходило, лучше, чем кто-либо другой.
Стоя весной на вершине холма, можно увидеть все шесть графств на севере Ирландии. А в тихую погоду, когда солнечный свет проходит сквозь дубы, в воздухе чувствуется нечто необъяснимое, от чего каждый раз мурашки по коже.

Ты знаешь все эти рассказы про холмы, "добрый народ", Туата Де Дананн?..
Истории, в основном, связаны с землей... Недалеко от Арма есть места, называемые Fairy Rings - Волшебные кольца. Они расположены, как правило, на холмах, покрытых деревьями; это места, где жили феи, места из другого мира, и даже сегодня фермеры не рубят там деревья, боясь того, что может случиться, если они прикоснутся к ним.

А такие истории про людей, которые услышали музыку вблизи холмов, зашли на часок - а вышли обратно через 200 лет?..
Эти истории затерялись в современном мире, но мне повезло - у меня был потрясающий сосед-рассказчик, "shannichie" называют их, что-то вроде шамана, он говорит, что тот, кто не заснул к концу ночи рассказов, мудрее всех. И я сидел с ним за одним столом, с компьютером, как мы сейчас, слушал и записывал его рассказы. Так что у меня есть много часов записей, не знаю уж, что там правда, а что нет.

А ты веришь?
Да, я верю в некоторые из них. Я верю, что мы - духовные существа в материальном мире. И если Вселенной управляет энергия, то она выходит за границы видимого. Вселенская тайна - в том, чего мы не видим.

Часто говорят, что ирландская (или кельтская) музыка создана не только людьми, а что она передана людям прежними расами и несет в себе их магию - или магию эльфов :) Что ты думаешь об этом?
Так много всего таинственного и непостижимого в Ирландии и ее музыке, которую я так люблю. Может быть, в этом волшебстве попадаются невидимые шелковые нити, которые связывают его с таким миром и временем, которые мы можем только вообразить, и тем не менее, все это - мы можем услышать в музыке. Кланы и вожди минувших дней были гораздо ближе к духовном миру, чем мы сегодня.

БГ (возвращась): До какого века? XIII? XIV?
Вероятно, и позже. Битва при Йеллоу Форд, в которой участвовал великий ирландский герой Хью О'Нил из клана О'Нил, состоялась в 1598.

БГ: А помимо вождей, в кланах еще были собственные друиды и барды?..
Да, у них были барды. Кланы поддерживали связь с духовным миром, и барды пользовались огромным почетом и уважением.

БГ: И музыка была важной частью их жизни - еще до прихода христианства?
Да, на празднествах, похоронах, при совершении ритуалов музыка была неотъемлемой частью.

БГ: Я читал в каких-то ирландских книгах, что арфист должен был владеть четырьмя или пятью искусствами: он должен заставлять людей смеяться, идти на войну, сражаться, плакать и танцевать... Все эти традиции пришли еще из дохристианской музыки, и кто знает, как далеко во времени они уходят своими корнями...
Удивительно, правда?

И это, вероятно, должно означать, что ирландская музыка - уходит корнями так далеко, что должна быть написана эльфами :)

БГ: Когда мы говорим "эльфы" или Туатта Де Дананн, мы говорим о силе земли...

Да? Не о существах, которые ходят и разговаривают?

БГ: ...Да - в эльфах персонифицируется сила земли. Возьмем к примеру историю с тем тибетским ламой, который говорил: "Да, мой пра-прадедушка был духом горы" - это может быть дух земли, дух горы или моря... существует множество рассказов про то, как нечто пришло из моря и забрало с собой людей... а потом принесло их назад... так что духи умеют себя проявить.

Я помню, как слушал одного старого музыканта - дело было холодным зимним вечером в городке Слайго, и большой фестиваль был в самом разгаре. Во всех пабах Слайго сидели музыканты, певцы, рассказчики и танцоры (set dancers), и мы с друзьями бродили по городу в поисках свободных мест. Вдруг мы увидели старого бродячего музыканта, Падди Фэй (Paddy Fahey) - он играл на одной улице в окружении группы слушателей. Бродячих музыкантов в Ирландии чтут как истинных хранителей традиций.

В те времена, когда еще не было телевидения и газет, бродячие музыканты путешествовали по стране, и в домах, где они останавливались, собиралось множество гостей. И они рассказывали истории про те города, где они побывали, и показывали присутствующим музыкантам мелодии из других частей страны. Всю ночь пелись песни, и рассказывались истории, а на следующий день музыкант шел дальше.
Я никогда не встречал Падди Фэй, но много слышал про этого легендарного человека, и вот - он играет на улице!

Было очень холодно, и у него замерзли пальцы, которыми они зажимал струны на скрипке, и он был уже совсем не молод, и та легкость, с которой он играл в молодости, ушла. Тем не менее, пока я его слушал, я неожиданно для себя заплакал. Мне было 17, и я был с друзьями, и плакать было совсем не круто. Но я ничего не мог с собой поделать, потому что музыка, которую играл этот старик, никого не могла оставить равнодушным в тот вечер. Как так получилось?
Некоторые вещи поразительно просты своей необъяснимостью, а мы - некоторые из нас - всего лишь сосуды, которые принимают и отдают, и то, что течет сквозь нас - воистину свято.

Автор перевода Ирка Воронежская

Инструменты: Флейта

День рождения: 08/20/1969

Время появления: 2008

Дополнительные ссылки:
Событие: 2010 28 октября. Концерт Брайна Финнигана в центре "Солнечный мир" г.Москва


Created 2009-04-02 10:59:21 by Vyacheslav Sinitsyn; Updated 2010-04-21 23:25:36 by Pavel Severov; 2012-07-24 17:37:21 by Vyacheslav Sinitsyn

Комментарии постмодерируются. Для получения извещений о всех новых комментариях справочника подписывайтесь на RSS-канал





У Вас есть что сообщить составителям справочника об этой персоне? Напишите нам
Хотите узнать больше об авторах материалов? Загляните в раздел благодарностей





oткрыть этот документ в Lotus Notes