Вы находитесь здесь: События - интервью  •  короткая ссылка на этот документ  •  предыдущий  •  следующий

Событие
Когда: 2007 25 декабря    Лунный день: 17-й день Луны (ссылка ведет на описание системы расчета лунных дней)
Название: Борис Гребенщиков в гостях у Дискуссионного клуба на филологическом факультете СПбГУ.
Внешняя ссылка: Дополнительные материалы
Комментарий:





автор фото gete_ap


Знаете, я верю в то, что накануне Нового Года осуществляются самые заветные мечты, которые даже никому не рассказываешь!.. Теперь я в это не только верю, я это знаю!
Я только что со встречи с Борисом Борисовичем Гребенщиковым.
Встреча эта проходила в рамках дискуссионного клуба Государственного Университета.
Борис Борисович – светлый дядька!
Большая умница.
Тонкий, никакого зазнайства (хотя наверняка, он через это прошел).
Одно дело – концерт, а тут так близко, так открыто...
Хочу сказать, что до этого момента я совсем не знала БГ, просто не понимала (мне только так казалось)!..
Этот человек поистине пишет душой.
Больше ничего не скажу. Одни эмоции.
Понравилась фраза: «Я люблю Юрку!..» (о Шевчуке Ю.Ю.) :)

Пишет Мелитэле


Вчера были с anatoly_rr на встрече с БГ на филфаке СПбГУ. Борис Борисыч поотвечал на вопросы, потом песенок попел. Кажется очень спокойным и добрым человеком. Спел песенок 10, включая 10 стрел, Ключи от моих дверей, Туман над Яндзы. Мерзенький ведущий мало того, что забыл поставить БГ на стол бутылку с водой (потом из народа кто-то сходил - принес), так еще и мешался постоянно, задавая глупые вопросы и рассказывая "интересные" истории из своей жизни. "А что вы думаете про строительство здание газпрома в питере?" бред, короче... Я сел поближе к проходу, чтоб пофотографировать, но потом оказалось, что столько народа, что уже не встать, поэтому все фотки с одного места сделаны.
Пишет sickthought Игорь Бойцов


*сгоняю с клавиатуры Жуть значительно полинявшую и уменьшившуюся в размере за последние дни.Жуть недовольно ворчит ,показывает клыки и шевелит крысиными усами*А все таки я его сдал!Почти пиррова победа(омг..восемь часов ожидания)над Основами Теории Литературы тем не мение является победой.Ибо как-никак это зачет ,которого боялось все прогрессивное человечество...
Тем более ,что после этого удалось таки попасть на пресс-конференцию,которую БГ провел в дискуссионном клубе филфака!это было чертовски здорово.Полный отчет о ней напишу через пару часов,когда у меня наконец будет аудиозапись(цитатор это конечно здорово ,но перевирать БГ все же не хочется=))

Пишет dustson


Сегодня на филфак в "Дискуссионный клуб" приходил БГ.
Встреча со зрителями удалась на славу.
Не самый маленький актовый зал филфака был забит,
естественно, до отказа. Я сидел в проходе на попе, все как полагается.
Ощущалось удивительное единение между людьми разных поколений.
С удивлением, подумал, что впервые был на мероприятии с БГ.
Самый влиятельный на меня рок-человек, альбомы которого я,
пожалуй, до сих пор помню наизусть, старательно избегал
встречи со мной все эти годы :-)))
Как известно (или не известно), БГ нынче побрился налысо
и изменился изрядно, но голос не пропьешь, что здорово.
Формат встречи предполагал беседу (типа Дискуссионный клуб).
Вел мероприятие какой-то жуткий дяденька с филфака, я его не знаю.
Сначала за него было стыдно, потом за него стало смешно,
ну да, фиг с ним, с шутом гороховым -- не к нему и приходили.
А так, все состоялось очень душевно, было видно, что и БГ нравится аудитория.
Ну что сказать? БГ мудр и умен. Бывало раньше, что отдельные его
фразы и интервью казались мне пижонством и манерностью.
Но прослушав около часа, как он говорит и отвечает на вопросы,
почувствовал, что все это искренне, открыто и гармонично.
Многие его суждения поразили цельностью и отточенностью формулировок,
Чувствуется, что за ними не игра в слова, а долгий путь размышлений и опыта.
Поразительно ощущение того, как человек живет в гармонии с собой и с миром.
Ушел... много думал... продолжаю...
Ну и в довесок... Сейчас меня попинают, но протранслирую мнение БГ.
Первая же записка была об отношении БГ к нынешний власти.
Его спросили о каком-то недавнем интервью, где, видимо, он не ругал кровавый путинский режим.
БГ ответил, что готов прокомментировать любую свою фразу из интервью, назовите.
Назвать не смогли, тогда просто спросили о его отношении. Он ответил дословно следующее:
"Отношусь к нынешней власти как к Ивану Третьему, собирателю земель русских.
Естественно, не все так благостно, но я постоянно езжу по стране и вижу,
что жизнь сейчас явно становится лучше, и я не могу это не приветствовать.
Я хорошо помню, что было 10-15 лет назад, и нет никакого сравнения с тем что было и с тем что есть."
На возражения, что, мол, все плохо, сгущаются тучи, мол, Сталина тоже за порядок любили,
БГ ответил умно, складно и умеренно, повторить дословно не могу, не записывал,
но суть ответа состояла в том, что "пока мы здесь можем спокойно собираться и
все это обсуждать, без проблем ездить по стране и по всему миру,
а также получать любую информацию, ничего плохого я не наблюдаю."
Не хочу сказать, что он бился в пароксизме счастья от того, что происходит в стране.
Но по определению ясно, что власть это плохо, и хорошей власти или хорошей системы не бывает.
Но БГ оценивал динамику развития. И, на мой взгляд, сделал это объективно и адекватно
к явному неудовольствию отдельных участников дискуссии и вящей радости моей.
Всегда приятно, когда твое мнение совпадает с мнением человека, которого Слушаешь.

Пишет Alexandre Grebenkov человек и пароход


БГ на филфаке
Недавно закончилась встреча Бориса Гребенщикова с интересующимися, потому что назвать это действо дискуссией я никак не могу. Зал был, понятное дело, переполнен, что очень обрадовало Бориса Борисовича, ведь он давно хотел выступить на филфаке, а его все не звали. Ведущий старался, конечно, создавать спорные ситуации и даже задавал, как ему казалось, неудобные вопросы. Но мы-то знаем, как легко беседовать с нашим героем. Он может мягко пошутить над собеседником, может отказаться от сказанного ранее или вообще заявить, что чего-то не помнит. И ему все сходит с рук:)
Прием был очень теплый, и чувствовалось, что БГ происходящее нравится: и говорить про классическую и современную культуру, и рассказывать про "Аэростат", и он особенно оживлялся, когда речь заходила об инетернете. Гребенщиков заметил, что веб никак не мешает общению: и он, и его дети часто ходят в гости и в клубы, при этом получая все нужное из сети, а не с телеэкранов или радиорубок. Политическую ситуацию комментировать не стал, только уточнил позже, что без "башни" в городе лучше. Очень ему симпатичны изменения в регионах России и в Петербурге.
Ключевой культурой в литпроцессе 20 века считает Толкиена (Тут ведущий скривился и заметил, что для него это кто-то вроде Донцовой). И совершенно искренне ответил на комплимент, что "Ивана и Данилу" сам с удовольствием перечитывает.
В общем, сказано было немало (Спрашивайте - я отвечу, но за точность цитат не ручаюсь, т.к. была без диктофона).
А спето еще больше! И это было так прекрасно.


Список исполнений смотрите ниже

И нам еще есть над чем подумать:
а) филфак не позаботился даже о минеральной воде для Гребенщикова, но мы его спасли от жажды. И от простуды тоже спасли. Будем внимательнее друг к другу не только в высшем смысле, но и в мелочах.
б) он действительно хочет выступать в петербургских клубах, но не знает где. Упомянул закрывшийся "Старый дом" и "Цыпу". Давайте вспомним или придумаем хорошее место и пригласим его туда.
в) он извинился за неотвеченные записки и предложил открыть специальное место в интернете, где бы он отвечал на вопросы, когда будет распололагать свободным временем. Я вспомнила, конечно, про Раздел ФАК на аквариум.ру, но, может, герой жаждет нового. У кого какие идеи?

Пишет Рини (renie_vne)


да я б поделилась, оцифровать бы. Запись весьма ничего себе, все четко слышно. Не хватает только кусочка говорильни в начале (хотя жаль, там прикольно) и песен Туман над Янцзы, Вулеву куше, Бурлак
там полно было пишущих по-всякому. У меня запись на аудио-кассету. Чуть не с начала, чуть не до конца. Несколько песен не попало, и ради Сокола потерла немного начала. Оцифровывать не умею, если кто поможет -- хорошо. Но может и не понадобится, если в цифровом формате у народа все это есть
пишет canoe_ride


Придя с филфака
Да, люди, есть в Борюшке что-то объяснению не поддающееся. Казалось бы, ну что уж мне, девушке уже пожилой, к Борюшкину почти поколению относящейся, может привидеться, прислышаться после 20-летнего пристального наблюдения-параллельнопроживания, когда знаком - как глазам - собственная ладонь, интервью за него давать могу - все что говорит - наперед знаю. 22 концерт не пробил. Тело радовалось, душа пребывала в тишине. А сегодня - пробил. Взял гитару, да и спел несколько песен, так же легко и естественно, как мы дышим. Невзирая на отсутствие второй стойки для микрофона, сипловатый голос (верхов не берет). И всё. И что-то такое, что дрожь берет. Сносит крышу напрочь. Вот и пью его здоровье. И особенно за То Неназываемое, что за Борюшкой просвечивает.
Пишет bactun0


25.12.07 - Борис Гребенщиков на филфаке СПбГУ
Вообще я думал, что будет что-то вроде лекции.. а вышло что-то вроде творческого вечера, что безусловно намного лучше!
Офицально это должна была быть дискуссия и тема звучала: «Поп-рок культура и современное общественное сознание». Но говорили о разном. Ведущий - дяденька неприятный, жуткий сноб, абсолютно не разбирающийся в музыке, имеющей о ней, да и как выяснилось о культуре в целом, слабое, стереотипное представление. Непонятно, зачем он звал человека, про которого знает так мало, и решил с ним дискутировать на тему, в которой не разбирается. Вы бы стали с самодовольным видом спорить с шеф-поваром о приготовлении пищи? Может быть и стали бы, но согласитесь - это же глупо.
Весь разговор иллюстрирует этот диалог:
Ведущий (немного редактирую): ... Борис Борисович, вы вот так суперпопулярны, вам никогда не бывает сложно вот это? Вот вам приходится много давать интервью, наверное общение, оно уже почти сведено к минимуму, нет? Ну кроме старых друзей? Потому что иначе к вам уже подходят как к авторитету, как к культовой фигуре
БГ: Единственное, что я могу сделать, что бы мне самому не было скучно - это разговаривать с каждым человеком, как если бы он был старым другом. Тогда это для меня становится интересно. А если человек задает глупые вопросы, то мне приходится давать не менее глупые ответы....
Так все и шло - ведущий задавал глупые вопросы, а БГ давал ответы, а когда ведущий "сдулся" то вопросы поползли из зала, тоже самые разные и порой даже умные. Вопросы были обо всем, о культуре, о политике, о творчестве и о современном обществе! Мне было лестно, что моя точка зрения по многим вопросам (особенно по вопросам культуры и смысла жизни) совпадают с точкой зрения БГ. Когда прошло около 40 минут из зала раздался робкий голос: "спойте". Борис сразу оживился, стал светится еще больше и сказал: "ну вот когда вы хором попросите"! После чего прозвучала хоровая просьба! БГ поотвечав еще немного на вопросы взял гитару и начал петь. Песни звучали великолепно, хотелсь слушать и слушать. БГ и группа Аквариум на сцене и БГ с акустической гитарой в небольшой аудитории - это абсолютно разные вещи. Песни звучали необычайно искренее, необычайно честно... Как-то БГ произнес: "все, что я хотел сказать, я сказал песнями" и действительно. Не нужно ему задавать идиотские вопросы, надо его послушать и постаратся услышать! Даже ведущий слушал с искренним восторгом, хотя и постоянно лез с вопросами... Всего прозвучало 11 песен:


Список исполнений смотрите ниже

Стоило БГ взять гитару и запеть, как пропало все напряжение, раздражение и натянутость! Стало очень легко и хорошо! Вообще вечер был замечательный.... Огромное спасибо Борису Борисовичу!!! Ему бы каждый день выступать... вот его бы я в президенты выбрал!!!!!!!
п.с. У меня есть диктофонная запись, завтра я расшифрую и выложу наиболее интересные выдержки. К сожелению запись отвратная и выкладывать ее в аудиоварианте прото неприлично. Зато приемлимо записались песни, вот их на днях их выложу....

Пишет Сим d_stroz


Добрая весть для крымчан. Мне вскоре передадут запись с филфака полную на двд (с речами и песнями). Как только появится у меня, я сразу же его передам тем, кто рядом. Шлите запросы в почту freelanceryuri@gmail.com
bespechniyribak


Встреча с Борисом Гребенщиковым проходила 25.12 в здании филологического факультета СПбГУ. Заявленная тема: «Поп-(рок-) культура и современное общественное сознание». Встреча проходила в рамках Дискуссионного клуба филфака.
Пробраться на филфак оказалось довольно просто (но я вам этого не говорила ;) ). Спасибо добрым людям за некое содействие. ))
Из минусов – ужасный, ужасный ведущий, неумный, суетливый, амбициозный не в меру и опоздание на полчаса (но если подумать, это совсем немного).
Из плюсов – все остальное. БГ порадовал простотой. И акустикой. ;)
Постараюсь привести то, что запомнилось, более или менее близко к оригиналу.

- Вот сейчас массовая культура поглощает культуру высокую…
- Есть культура, и есть ее отсутствие. То, что вы называете высокой культурой, было культурой массовой 200 лет назад. Все великие композиторы писали свою музыку, потому что и им за это платили деньги. Кто-то может зарабатывать на культуре деньги. Но ей от этого не горячо не холодно. Культура существует.

- Что за химера такая «массовое сознание»?
- Вы совершенно правильно сказали – это действительно химера.

*Таким образом, Борис Борисович всю заявленную тему и свернул. Хе-хе.*
- Как вы относитесь к опере? Также к рок- и металл-опере?
- Оперы есть замечательные: «Волшебная флейта», Вагнер… А рок-опреы? Это бред. Зарабатывают деньги на подростках. Потому что рок – это же быстро, ярко что-то крикнуть за 2 минуты, чтобы заработать денег. :) Какая тут опера?

-Ваше отношение к кошкам?
- Замечательное. У нас, к сожалению, в августе умерла кошка, которую мы все любили.

- Почему вы ездите в Непал?
- Климат хороший. :) Или вы думаете, что святость на земле сосредоточена где-то в одном месте? Нет, она распределена равномерно. :) И расти над собой вы можете где угодно.

- Многие ваши песни были написаны больше 20 лет назад? Есть ли в них какие-то вещи, с которыми вы сегодня не согласны?
- Нет.

- Что читаете? Какое литературное произведение считаете главным явлением XX века?
- Читаю Акунина, Пелевина. Главное в XX веке? Вы меня побьете… Я считаю Толкиена самым ярким: обращение к мифологии…

- Что скажете по поводу башни Изенгарда, которую собираются воткнуть посреди Питера?
- Да, похоже, это нам действительно грозит. Не скажу, что эта перспектива меня радует, но я не вижу, чтобы что-то делалось для того, чтобы это остановить. Говорят много, но никто ничего не делает. Вон в Париже тоже Эйфелеву башню принимать не хотели… Посмотрим.

- Ваше отношение к сегодняшней власти?
- Взял за правило не говорить о настоящей власти вообще. Одно могу сказать вам точно. Я постоянно езжу по стране, и ясно, что жизнь во многих городах стала намного лучше, чем лет 10-15 назад. Если раньше у власти стояли самые настоящие бандиты, то сегодня к власти приходят люди, которые хоть что-то делают. Улучшают коммуникации и т.д.
- Верите в возможность возвращения к монархии в России?
- В XXI веке я в это не верю.
- А в Питере стало лучше?
- Да. На моей памяти впервые за 50 лет стали ремонтировать фасады. Еще бы уровень жизни улучшился…

- Почему многие люди подражают кому-то? В творчестве, к примеру?
- Ну это нормально: сначала человек подражает кому-то, а потом находит свой путь. Многие, например, подражают Христу или Будде.

-Что вы скажете по поводу конфликта между культурой Запада и Востока?
- Для меня такого просто не может быть. Культура – это среда, в которой обитает душа. Поэтому ни о каком конфликте не может быть и речи.

- Что вы можете сказать по поводу споров между религиями?
- Ничего не буду говорить, потому что для меня это совершенно не понятно, эти вопросы для меня слишком сложны. Есть люди, которые занимаются этим сотни и сотни лет. И эти вопросы неразрешимы. Решение здесь за каждым отдельным человеком.

- Можно ли сказать, что последние ваши 5-6 альбомов проводят мысль о том, что «А ежли поймешь, что сансара – нирвана, то всяка печаль пройдет»?
- У нас все альбомы об этом! :)

Вот как-то так. ;) На самом деле, БГ оставил впечатление очень приятного и умного человека. И спел 11 песен, в числе которых – «10 стрел». А еще сказал, что Аквариум работает над новым альбомом, который, возможно, весной появится. Но абсолютно точно, что 30 декабря в программе «Аэростат» (не путаю название?) прозвучит новая песня, которая также появится на сайте группы.
Пишет dayreflection


к нам на филфак приезжал БГ
это было в рамках "Дискуссинного клуба"
ведущий совсем не понравился. Видно было, что рядом с БГ ему совсем не уютно, потому что привычную интеллектуальную беседу завести не получалось...
теперь расскажу, что помню
Ну, во-первых, когда БГ приехал он сказал:" Теперь рассказывайте, зачем я здесь?"))
ведущий говорит: - Я буду говорить не политкорректно...
БГ: - Ну наконец-то!!! Слава Богу!!
БГ спросили, кого он считает самой выдающейся личностью XX века
Он ответил: Толкиена
Ведущий: для меня это то же самое, что Донцова
БГ (абсолютно спокойно): Что ж, вы многое упустили..
"Когда я пишу песни, я разговариваю с чем-то высшим"
Еще он сказал, что из сегодняшних писателей уважает Акунина и Пелевина.
Пришла бумажка с вопросом:
"Проблема смысла жизни? (пишу курсовую)"
БГ: Несуществует проблемы, есть решение. Смысл жизни всем известен очень давно! Смысл жизни в том, чтобы реализовать Бога
"Дохрена возрождать что-то, что ушло? Может, создать что-то новое?"
"Не обязательно много читать, важно воспринимать информацию" (тут ведущий совсем возмутился)))
БГ спросили:
-Как вы считаете должен разрешиться конфликт между русской православной церковью и ...(не помню)?
-Конфликты между вероисповеданиями - слишком высокий и мудрый для меня вопрос. Я просто знаю, что Бог существует.
Про Джорджа Харриссона он как-то так заметил (речь шла об его альбоме "Жизнь в материальном мире"): "..Джорджу удалось. Джорджу вообще всё удалось")))
Еще у меня есть видео (пока не получается загрузить, поэтому пишу здесь):
-... иными словами, как поверить в себя?
-как поверить в себя..знать, что бог все равно в вас. просто вопрос в том, умом ли вы это поняли или нет. Рекомендую сразу это принять и уже сразу работать в том, чтобы это реализовать, потому что иначе жизнь будет пустой, вы будете всю жизнь мучиться.
-Нужно ли для этого ехать на восток?
-Нет
-А что именно вас привлекает в этом?
-Климат отличный!)))
потом он играл несколько песен. Одну из них я не узнала, она чудесная:
"...у тебя сотни имен,
но все они тишина..."
Видео (несколько отрывков этой встречи) постепенно загружаю сюда
http://video.mail.ru/mail/gitanjali/9/
здесь тоже можно посмотреть
http://spbgu.ru/post35921
пишет Jayant


Прошлый мой отпуск начался крайне неудачно: только я прилетел, захожу в магазин недалеко от дома – за спиной пьяная матерщина. Не скажу, что под этим знаком прошёл весь отдых, но осадок, что называется, остался.
Иное дело в этот раз. Едва вернулся, звонит друг: на филфаке выступает БГ. Вдвойне приятно: есть повод посетить alma mater – и возможность послушать любимые песни. Пришёл – а в аудитории, где должна состояться встреча, люди вдоль стен стоят, в проходе сидят. Точно, как тридцать лет назад на подпольном сейшне где-нибудь в ДК «Маяк». И лица такие же… Удивляться тут, конечно, нечему: то, что творит светлейший, к течению времени отношение имеет самое косвенное.
Одно смущало: общение БГ с народом было запланировано как мероприятие в рамках деятельности некоего дискуссионного клуба… Тема дискуссии: «Поп-(рок-) культура и современное общественное сознание».

Тем не менее, можно было ожидать предметного разговора о роли рок-искусства в условиях становления новой формации, когда широкие слои людей оказались в идейном вакууме, основную роль во взаимоотношениях между ними стал играть прагматизм, а эстетической доминантой массовой культуры стали попса и гламур.
Можно было – полемики ради – обострить дискуссию тезисом об умышленном превращении граждан в безмятежных потребителей рекламы и о новом, теперь уже скрытом подавлении рок-культуры теми, у кого в руках рычаги воздействия на общественное сознание…
Можно было, в конце концов, мирно вспомнить о том, скольким культурным, духовным и социальным явлениям дали начало одни только The Beatles, не говоря уже о тех, кто был рядом с ними – и помечтать о возможностях столь же активного воздействия современных отечественных музыкантов на духовное развитие нашего общества…
Но… не сложилось. Ведущий, Георгий Павлович Медведев, на мой взгляд, начал слишком издалека, выбрав, ради той же полемики, тон и лексику, характерные для 70-80-ых годов – и тут уже, наверное, не один я почувствовал себя перенёсшимся на тридцать лет назад…
Да и гость, по всей видимости, решил не терять времени и сил на установление должного контакта с ведущим. Отразив несколькими изящными и точными ударами провокации Георгия Павловича, он предпочёл роли полемиста более свойственную себе роль… Не изменил он этой роли и отвечая на вопросы присутствующих, зачастую обращавшихся к нему, как если бы он был политическим деятелем, губернатором города или самим Всевышним: был краток, остроумен и максимально далёк от каких-либо острых углов, воплощая самое мудрость…
Автор этих строк тоже задал пару вопросов, целью которых, откровенно говоря, было не получить какое-либо новое знание, а разрядить обстановку и подтолкнуть БГ к интересному рассказу. Однако у Бориса Борисыча был свой план – и ей-богу, самый удачный...
Пел и играл он прекрасно, а две песни я назвал бы лучшими в его творчестве: «Туман над Янцзы» и «Сокол». Последняя – на грани Великого Предела…

Единственный вопрос, который, по-моему, было бы уместно задать БГ (видимо, желание знать ответ на него, и стояло, на самом деле, за всеми заданными вопросами):
«Борис Борисович, вы выглядите абсолютно счастливым человеком, вселяя в окружающих веру в то, что этого могут достичь и они. Так откройте же секрет, как стать счастливым!»
Боюсь, что и тут лукавый Гребенщиков ограничился бы цитатой из Козьмы Пруткова. Хотя ответ его, прозвучавший в одном из интервью, давно известен: «Я умею видеть красоту».
Не только видеть, но и передать это видение, творя своего рода пространство, среду обитания для тех, кто ищет этой красоты. Остальное приложится.
Пишет vlapandr


25 декабря 2007 года в гостях у Дискуссионного клуба Б. Гребенщиков.

Самая большая аудитория филфака набита до отказа и все равно не может вместить всех желающих, битком стоят в дверях. В «партере» (на полу) тоже плотно сидят перед столом-«сценой».

(Сокращения: «нрзб» - неразборчиво. В тех местах, где пропущены слова при расшифровке аудиозаписи, их не расслышать. Уточнения приветствуются!)

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ (стремительно входит в аудиторию): Здравствуйте! Я, во-первых, прошу прощения, что опоздал, потому что 20 минут стоял в пробке. Теперь рассказывайте, зачем я здесь, что вы хотите меня спросить?

Г. МЕДВЕДЕВ: Это ко мне вопрос – зачем вы здесь.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ О, давайте!

Г. МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, что мы заседаем уже много лет, Дискуссионный Клуб. Сегодняшняя дискуссия нетипична, я надеялся, что у нас будет более интимная атмосфера. Но вы такая супер-популярная персона, что невозможно. Так вот я надеюсь, что у нас все-таки будет какая-то дискуссия. Хотя отмечу из моего опыта, когда люди достигают определенной степени знаменитости, диалог плохо получается. Обычно получается монолог. Но я думаю, что у нас будет все-таки и диалог какой-то.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Если монолог, то только ваш. (аплодисменты)

Г. МЕДВЕДЕВ: Да, я понимаю, что народ пришел смотреть не на меня, а на вас, это само собой.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет-нет, мы тут все на равных правах.

Г. МЕДВЕДЕВ: Да. Ну, собственно говоря, я не буду ничего говорить о Борисе Борисовиче, о котором, я думаю, большинство зала знает гораздо лучше, представляет и творчество и все вокруг. Ну, вот именно собственно, наверное, поэтому я и поставил такую тему «Поп-, рок-культура и современное общественное сознание», что вот сам я, и я не единственный, никогда к ней не принадлежал – я к началу дискуссии сразу. Не принадлежал к тем людям, которые очень увлекаются вот этим направлением нашей культуры. Я понимаю, что, конечно, сюда пришли в основном ваши поклонники, это естественно. Клуб по интересам. Ну вот, собственно говоря, об этом мне и хотелось бы, чтобы развивался наш разговор в первую очередь. А уж потом как сложится. Т.е. вот о месте сами для себя вы тоже думали, я вижу по каким-то вашим текстам, что вы размышляли на тему о месте поп-культуры, о ее отношении, соотношении, и социума. Признаете это отношение или нет? И вот немножко об этом для начала поговорим, если возможно.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я готов.

Г. МЕДВЕДЕВ: Пожалуйста.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Так о чем говорить? (аплодисменты)

Г. МЕДВЕДЕВ: Хорошо. Вот мне так думается, скажем так, опять же для затравки, что массовая культура и собственно высокая культура они в известном смысле являются где-то антонимами. Потому что, чем шире количество масс, которые потребляют эту культуру, тем ниже уровень. Вот что вы об этом думаете? Согласны вы с этим?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Вы знаете, я категорически не согласен, потому что то, что вы называете «высокой культурой» – это просто культура, которая была «массовой» 200 лет тому назад. Бах писал не «высокую музыку», он писал то, за что ему платили деньги - массовую музыку, массовые мессы писал на заказ, оркестровые произведения, или что-то еще. Вот этого композитора помнят и по сей день. Знаете, если взять композиторов раннего средневековья, они все писали на заказ, потому что они умели это делать. И когда я был маленьким, меня водили в филармонию, мама водила. Я слушал там Баха и все что угодно. Но мне хотелось что-то сделать самому, и даже если б я научился играть на фортепиано, я мог бы воспроизводить в плохом качестве музыку Баха, например. Но мне было неинтересно ее воспроизводить, мне хотелось делать что-то сове. Поэтому когда появились «Beatles», которая была популярна не в XVIII веке, а во второй половине XX я понял, что это мне ближе. Я только мог освоить и поэтому я начал обучаться именно этому, ну, и если я чего-то добился, то я чего-то добился. Но я никак не вижу разделения здесь на «высокую» и «низкую» культуру. Потому что то, что было популярной музыкой в XVII веке или в XVIII – было популярной музыкой тогда, теперь мы ее называем высоким искусством. Но в то время это не было «высоким искусством», потому не было никакого другого.

Г. МЕДВЕДЕВ: Да, но в то время была и иерархия, общество было структурировано, да.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Как и сейчас.

Г. МЕДВЕДЕВ: Немножко по-другому, согласитесь.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Вы думаете? Мне не кажется, что что-то особенно изменилось. Ну, давайте примем вашу гипотезу.

Г. МЕДВЕДЕВ: Ну, хорошо. Я тогда оставлю пока эту тему. Давайте немножко о другом. Борис Борисович, как вы так супер-популярны. Вот мне даже показалось… Вам никогда не бывает сложно вот это? Т.е. мне кажется, вам уже трудно давать интервью, наверно. Т.е. общение, просто общение оно уже почти сведено к минимуму. Нет? Т.е. я имею в виду, ну, кроме старых друзей, потому что иначе все остальные к вам уже подходят невольно с пиететом, как к культовой фигуре.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Единственное, что я могу сделать, чтобы мне самому не было скучно – это разговаривать с каждым человек, как если бы он был старым другом. Тогда беседа для меня становится интересной. Конечно, если человек задает совсем глупые вопросы, мне приходится давать на них не менее глупые ответы, чтобы... (заглушают аплодисменты)

Г. МЕДВЕДЕВ: Замечательно! Ну не надо так уж сразу опускать собеседника. (смеется)

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я не опускаю. Я имею в виду журналистов из обычных коммерческих газет, которые приходит ко мне мальчики и начинают спрашивать моё отношение к «Фабрике звёзд», или что-то еще. Ну, что я могу по этому поводу сказать? Я отвечаю ему на его языке. А с умным человеком я говорю как со старым другом, вот как мы с вами говорим. Я вас понимаю, вы меня понимаете.

Г. МЕДВЕДЕВ: Спасибо! Мне как раз очень приятно говорить с Борисом Борисовичем. Я очень хотел пригласить не просто представителя популярного, а человека умного, которым я давно считаю Бориса Борисовича. Если бы это было не так я, может быть, и воздержался. И талантливого надо сказать. Я люблю талантливых людей особенно потому, что свойство таланта – это отзывчивость. Вот я связался с Борисом Борисовичем, он сразу отозвался. Как раз свойство настоящего таланта и реализовавшегося, потому что люди не реализовавшиеся они часто, мне кажется, страдают каким-то комплексами. К счастью Борис Борисович не страдает и это хорошо. Спасибо! А то может я может, не с тех нот начал.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет, я с удовольствием слушаю…

Г. МЕДВЕДЕВ: Ну, а чтобы не был только мой монолог, давайте, может, у зала есть вопросы, нас много. Пожалуйста!

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Вы можете записки присылать, обычная форма общения.

ВОПРОС: По заявленной теме. Мне кажется, необходимо для начала определить, что такое поп-пузыка, поп-культура, рок-культура. Вообще, есть ли? Что за химера такая – массовое сознание?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: По-моему это и есть химера. Потому что всегда есть… Ну, скажем, можно условно назвать массовой культурой то, чем кормят народ средства массовой информации. Но ведь совершенно необязательно их читать, никто насильно не кормит, ведь никто не заставляет нас читать газеты. Если мы это делаем, мы это делаем на свой страх и риск в результате. Поэтому есть люди, которые потребляют этот корм, есть люди которые его не потребляют, и свою информацию получают из других источников, которые им больше нравятся.

Г. МЕДВЕДЕВ: Абсолютно с вами не согласен. Потому что на самом деле, это кажется, что мы можем выбирать. Никакого выбора у нас уже нет. Мы можем смотреть телевизор, или не смотреть.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Разве это не выбор?

Г. МЕДВЕДЕВ: Нет! Т.е. кто не смотрит телевизор вот как я, это отдельные психи, маргиналы, но их все больше и больше. Хотя я считаю, что как раз культурному человеку сейчас неприлично это делать, потому что неприлично же когда тебя опускают до уровня «Поля чудес», правда. Но выбора тут практически нет. Тут же всё, тебя строят. Поэтому, я не смотрю телевизор, потому что не хочу, чтобы меня строили. Кстати, вас ведь наверно не случайно пригласили на радио или вы хотели? Я имею в виду, что в каком-то смысле культура современная хочет использовать популярных, заслуженно популярных людей в своих интересах, да?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да, вы знаете, культура вряд ли этого хочет. Это могут хотеть какие-то люди, которые зарабатывают на культуре деньги. Но с моим приглашением на радио все было честно, потому что я с явной симпатией отношусь к «Радио России» и сказал, что мог бы там чего-нибудь сделать. Мне на следующий день позвонил директор «Радио России», когда это интервью вышло и говорит: «Вы, правда, хотите?» Я говорю: «Давайте я попробую». Третий год уже веду это программу. Так что тут никто за руку не строил.

Г. МЕДВЕДЕВ: Ну, это понятно. Я имею в виду в целом, принципиально неважна личность, в конкретном случае. Ваша передача замечательная, потому что ведете её вы, это понятно. Но все-таки есть у вас такая мысль… Контр-культура или массовая культура – все начинается с протеста. Но кончается обычно тем, что ее какие-то господствующие течения начинают использовать, да.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Давайте в качестве эксперимента рассмотрим другую модель. Существует культура и существует её отсутствие. Существует культура, которой много тысяч лет, человеческая культура как таковая. И есть, всегда есть слой людей или учреждений, которые пытаются на этом заработать себе деньги или что-то еще. Но самой культуре от этого не тепло и не холодно. Она существует. Оттого что есть Лао-Цзы, выигрываем все мы. Если кто-то пытается делать себе на нем политический капитал, Лао-Цзы от этого не изменится. Поэтому и телевидение и радио то же самое. Я считаю, что необязательно смотреть телевизор, потому что для меня это такой поток мути и довольно уничижительный для человека. То же самое и радо. Но поскольку есть Интернет, я могу любую информацию, которую мне нужно найти в течение минуты. В том числе и по поводу всего, что происходит в мире. И причем есть разные точки зрения. Если мне нужно я посмотрю русскую ленту.ру, что-нибудь еще, проверю на Би-Би-Си, на чем-то еще. У меня будут различные точки зрения на одно и то же. И уже я смогу сделать свой вывод.

Г. МЕДВЕДЕВ: Да, но люди все меньше общаются друг с другом. Вот вам не кажется, что сейчас пещерная эпоха в том смысле, что залезаем в свою пещеру. Правда, пещера снабжена – там есть мобильные телефоны, плееры, ну, всякая, там, техника до невозможности. Но реального контакта все меньше и меньше. Люди очень редко ходят в гости.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я-то все время, честно говоря, хожу.

Г. МЕДВЕДЕВ: Ну, вас приглашают.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну, приглашают люди, к которым я с удовольствием пойду. И у меня с общением проблемы нет. Честно говоря, у моих детей тоже нет проблемы с общением, они тоже все время ходят в гости или в клубы какие-то. Они все время общаются, каждый день. Так что я не вижу, чтобы Интернет создавал проблемы для общения. Просто те, кто раньше стеснялся общаться теперь могут пойти в чат, на блог, сесть и общаться там. Потому что некоторым сложно общаться физиологически или морально. Интернет их избавляет от этого. Но если они хотят общаться физически – пожалуйста. Есть масса мест, где это можно сделать.

Г. МЕДВЕДЕВ: Усугубляет для нас эту проблему потому что они не могут общаться бесконтактно способом через Интернет, т.е. они никогда не станут здоровыми людьми.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Почему? Если человек сидит в Интернете, это не значит, что он больной. (смех, аплодисменты).

Г. МЕДВЕДЕВ: Если он все время там сидит, то это уже, да… Кстати, в вашем творчестве, извините я буду неполиткорректно говорить. К счастью, у нас в стране еще можно. Я недавно был на встрече с нашим известным правозащитником Буковским, он говорит, 30 лет прожил в Англии, что там уже невозможно ничего сказать никому, потому что, сразу чуть ли не тянут в кутузку с этой политкорректностью. У нас пока можно, но мы туже сторону идём. Так вот, я например, сегодня слышал такое высказывание от знакомой, говорю, у нас вот такой замечательный гость. Она говорит я тебя не понимаю, ты был серьезным человеком, творчество Гребенщикова – это «клиника и шиза».

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Отлично, мне это очень нравится, спасибо!

Г. МЕДВЕДЕВ: Спасибо взаимно. Нет, но я к тому, что на самом деле, я почему это говорю. Общение с вами, как я посмотрел в Интернете, происходит в невозможно комплиментарной форме. Вам все время говорят: «Ах, как талантливо». Это правда, вы, действительно, талантливый человек, но нельзя же все время слушать о себе одни комплименты.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я не знаю, в каком месте Интернета вы были, но … (смех)

Г. МЕДВЕДЕВ: Ну, вот вам не повезло, значит, ну ладно.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да нет, мне наоборот повезло, потому что я знаю, что я из себя представляю. Мне важнее делать то, что я еще не сделал.

Г. МЕДВЕДЕВ: Вот по поводу «использования». Я нашел ваш сборник, и в нем текст 1993 года. И тут нашел, например, песню, которую… Вы задумывались над теми вещами – вот у вас песня где «нами торгуют». Значит как раз о том, что я говорю.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Была такая песня.

Г. МЕДВЕДЕВ: К тому, что вы над этим задумывались, вероятно, уже тогда. Это 1988 или 87-й год.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Вы знаете, не то, что я задумывался, я констатирую факты о процессах, которые с нами происходят. Вот тогда мы столкнулись с тем, что нами, действительно, торговали очень активно. Период, по счастью, длился недолго, прошло год-полтора и про нас забыли. Мы успешно продолжились заниматься своим делом. На волне перестройки в 88-89 году на нас очень удобно было делать себе какие-то деньги и капиталы политические, что-то еще. А в 91-м году всё, уже забыли, и мы остались тихо-спокойно в своем уединении.

Г. МЕДВЕДЕВ: Ну, все-таки вы фигура такая амбициозная, потому что вам присудили кавалера ордена за заслуги перед отчеством IV, правда, степени. Это забавно что, что например Дмитрию Сергеевичу Лихачеву дали такой орден II степени, а сегодня мне сказали, я не знал, честно, что Дарье Донцовой… Ну, это немножко странная компания.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Лихачеву недостаточно.

Г. МЕДВЕДЕВ: Я понимаю, да, Донцова – это немножко не то. А, тем не менее, о массовости. Наш президент метит в английские королевы, потому что, как она звания лордов раздает, наш начал раздавать кавалеров.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну что ж, пускай уж лучше нам.

Г. МЕДВЕДЕВ: Это понятно. Давайте, мы почитаем записки.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Давайте! С наслаждением я начну читать записки.

Г. МЕДВЕДЕВ: Я вам помогу немножко.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да давайте!

Г. МЕДВЕДЕВ: «Политические взгляды, не могли бы вы уточнить. Ваше последнее высказывание на эту тему шокирует».

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ой, наконец-то.

Г. МЕДВЕДЕВ: «Вы так постарели, что стали поддерживать тоталитарный режим? Ваш слушатель, стаж 20 лет. Алексей».

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Значит, уважаемый Алексей, я был бы счастлив с вами это обсудить. Но спросите конкретно, что вы имеете в виду. В каком смысле я стал поддерживать тоталитарный режим? Если вы мне скажите, я отвечу вам. Просто скажите конкретную мою фразу, я ее прокомментирую с удовольствием.

ИЗ ЗАЛА: Ваше отношение к сегодняшней власти.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Отношение к сегодняшней власти у меня приблизительно то же, что и к временам Ивана III, так называемого «собирателя Руси». Я не хочу говорить ни плохо, ни хорошо про сегодняшнюю власть, потому что у меня старая привычка не говорить про власть. В таком случае, если я чего-то не говорю, мне не в чем и извинятся. Но, сравнивая то, что происходит сегодня с тем, что происходило, скажем, 10 -15 лет тому назад… Я это говорю с полной ответственностью, потому что я все время езжу по России и вижу, что происходит в каждом конкретном маленьком городе. Так вот 10-15 лет назад губернаторы большей частью русских городов были бандитами или людьми, связанными непосредственно с бандитизмом. Это уже не тайна ни для кого. И, естественно, когда у власти откровенные, ну, просто бандиты, вряд ли от этой власти можно что-нибудь ждать. Когда вместо бандитов к власти приходят люди, которые на самом деле все отремонтировали города и восстанавливают системы коммуникаций и все остальное я могу это только приветствовать.

ИЗ ЗАЛА: Заслуга Сталина – порядок.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Поэтому Сталина до сих пор и вспоминает большая часть населения. И шоферы ездят еще с фотографиями Сталина.

ИЗ ЗАЛА: Вы готовы голосовать за Сталина за порядок?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Вы знаете, к сожалению, я не знаю, возможен ли порядок из этого. Мне бы не хотелось, чтобы «порядок» был из того, чтобы еще полстраны расстрелять.

Г. МЕДВЕДЕВ: А как вы относитесь к возможности восстановления монархии? Потому что дело явно идет к тому. У нас явно какая-то суверенно наследственная демократия. Всем уже понятно, да. Было бы, может, приличнее, если бы пригласили, действительно, какого-то представителя старого заслуженного рода в качестве конституционного монарха – это гарант конституционных свобод.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я не очень это представляю в XXI веке.

Г. МЕДВЕДЕВ: Ну, я согласен может отчасти. Но то, что у нас происходит – так печально. Вот то, что меня раздражало в коммунизме – это лживость. Сейчас это, по-моему, возвращается.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Вы знаете, лживость… Я не думаю, что при режиме …(нрзб) власти Джорджа Буша лучше, что у них меньше лживости

Г. МЕДВЕДЕВ: А согласен, конечно.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Поэтому раньше Америка была идеалом, а у нас было все плохо. А теперь и в Америке плохо и у нас плохо.

Г. МЕДВЕДЕВ: Теперь все увидели, что Америка – это не рай.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну, Америка тоже меняется. Поэтому я очень рассчитываю, что пока нас не увозят из этой аудитории в черных «воронках» за то, что мы тут рассуждаем.

Г. МЕДВЕДЕВ: Пока.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Пока. И пока у нас у всех есть возможность путешествовать по миру, и пока у нас есть возможность свободно обмениваться информацией хотя бы через Интернет я считаю, что все хорошо. Когда вот это начнется, тогда будет плохо.

Г. МЕДВЕДЕВ: Вот вопрос о политике: «За кого вы голосовали 2 декабря?»

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Вы знаете, я уже не помню.

Г. МЕДВЕДЕВ: Это прекрасно. 2 декабря я, придя на заседание философского клуба, узнал, что были выборы. И я расстроился, что я не пошел, думаю, какое счастье, наконец-то прошел мимо.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Слава Богу! Но и раньше не надо было ходить. (смеется)

Г. МЕДВЕДЕВ: Правильно. (читает записку) «Вы сказали, часто ездите по России, жизнь в России улучшилась. Вы, правда, так считаете?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Знаете, я, правда, так считаю – в некоторых городах. Вот я знаю, что в Лодейном Поле стало хуже. А скажем, в городе недавно был, в Астрахани, там точно становится лучше, я это видел своим глазами. Во многих городах люди по 25-30 лет такие, достаточно молодые, говорят мне, что жить стало лучше.

ИЗ ЗАЛА: А в Петербурге лучше?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: В Петербурге фасады начали, по крайней мере, обновлять, что на моей памяти не случалось 50 лет. Если бы еще уровень жизни немного улучшился – но кто знает, и такое чудо может случиться. Очень хочется в это верить. Хуже не стало.

ИЗ ЗАЛА: Ну, фасады-то обновляются через одон, а через один их просто сносят, эти старые фасады.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я очень хорошо помню начало 90-х годов, когда Петербург выглядел, как будто только гражданская война либо вчера кончилась, либо завтра начнется. По сравнению с этим, сейчас точно стало лучше.

ИЗ ЗАЛА: А можно вопрос?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да конечно.

ИЗ ЗАЛА: Принято говорит, что «Beatles» изменили мир.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да.

ИЗ ЗАЛА: Согласны ли вы с этим?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да.

ИЗ ЗАЛА: Это первая часть вопроса. Насколько «Аквариум» изменил на мир, в какой степени это было сознательно?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я просил бы этот вопрос задавать после моей смерти. (смеется)

(аплодисменты)

ИЗ ЗАЛА: Я бы пояснил, добавил. Дело в том, что я три назад приехал из командировки зарубежной. Хотел отметить с друзьями это дело… (нрзб)… вашу песню, которую до сих пор не слышал «Мама, я не могу больше пить». Вот насколько сознательно было это влияние?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Знаете, я бы себе льстил, если бы я всерьез считал, что я могу повлиять. Мой единственный шанс что-то сделать по-настоящему – это совершенно не думать о том, как это влияет. Когда я пишу песни, я разговариваю с чем-то высшим, даю отчет, исповедуюсь. И мой единственный шанс – делать это очень хорошо.

ИЗ ЗАЛА: (Нрзб)… он существует отдельно от сознания?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет. То, что я говорю, я сказал бы любому священнику, если бы он меня спросил.

Г. МЕДВЕДЕВ: Да, вот в этой книжке (показывает книжку) замечательная фотография – вы рядом со священником, прямо явление отроку Варфоломею, как на картине. Забавно. Кстати, это было срежиссированно тогда или это был?..

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Это замечательный владыка Василий, епископ Вашингтонский, знакомый родственник каких-то моих знакомых.

Г. МЕДВЕДЕВ: Понятно, у нас ближе не нашлось священников.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет, просто я не искал священников, мы просто встретились с ним, он замечательный был человек.

Г. МЕДВЕДЕВ: Вопрос от филолога: «Поп-рок культура воздействует на язык. Язык изменяется. При этом захламляется, загрязняется. Нет ли у вас опасения за будущее русского языка?» Автор записки ссылается на слова Городницкого, который недавно был в гостях у Клуба. Так вот он считает, что язык сильнее он все переварит, отфильтрует.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну, я согласен с ним. Пока есть люди, которые хотят говорить и писать на чистом русском языке – язык будет существовать. Если такие люди пропадут, значит, увы, язык не выживет. Пока люди хотят говорить на чистом русском языке – язык будет существовать. Так что все в наших руках. Записок так много что давайте, нападем на них.

Г. МЕДВЕДЕВ: Надо их сортировать.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Вопрос о литературе: «Книги каких писателей для вас особенно важны?» Из новых писателей для меня важен Ульям Гильсон из того мира. Я с большой любовью отношусь к Акунину и Пелевину. «Кого вы считаете ключевыми фигурами литературы XX века?» Ой, вы будете смеяться, затопчите меня ногами – я Толкиена считаю ключевой фигурой (аплодисменты). Потому что у него мифическое сознание.

Г. МЕДВЕДЕВ: Да, пожалуй, для меня это где-то близко к Дарье Донцовой.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Вы очень много упустили просто. Так, дальше: «Проблема смысл жизни. Какое у вас мнение по поводу этой проблемы?» Знаете, как Джон Леннон говорил: «Проблем нет, есть только решения». А проблема смысл жизни, вопрос смысла жизни – давно решенный. Все знают зачем, в чем смысл жизни. Смысл жизни в том, чтобы реализовать в себе Бога. (пауза) Смотрю – молчание.

Г. МЕДВЕДЕВ: Да нет, я думаю что один из моментов, которые привлекают, несомненно, к вам народ, потому что явно в обществе имеются религиозные ожидания. В рамках традиционных конфессий это не…

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Это не религиозное, это, скажем так, над-религиозное. Религия – это уже… Поскольку, религий много, то, получается, что много-много богов или новое отношение к Богу. А смысл любой человеческой жизни, как признается во всех древних культурах – это богореализация, слияние с Богом.

Г. МЕДВЕДЕВ: Я имею в виду, учитывая ваш интерес к восточным религиям.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да много, ко всем интерес. Так еще: «Ложь во спасение – что вы понимаете под этим? Были ли случаи в жизни». По поводу случаев не знаю… Ложь весьма опасное дело. Она всегда отольется. Может, бывают такие случаи, но хорошо от этого не будет, лучше не будет, это точно.

Г. МЕДВЕДЕВ: Вот это радостное, можно я зачитаю: «Борис Борисович, мы женимся приходите на свадьбу!»

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я вас поздравляю.

Г. МЕДВЕДЕВ: Жизнь продолжается, это хорошо.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: «Когда нам ждать ваш новый альбом?» Мы работаем сейчас. Вот я к вам приехал, и задержался сейчас, собственно, на студии, копаясь с новой песней. О новом альбоме пока ничего не могу сказать. Вы знаете, я бы очень рассчитывал на весну. Но новая песня, совсем новая, которую никто не слышал, будет в передаче «Аэростат» в воскресение 30 декабря. Соответственно, она сразу появится у нас на сайте и где-то еще. Так что услышат ее даже те, кто не слушает радио.

ИЗ ЗАЛА: А сейчас вы ее не споете?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет, потому что я её один спеть не смогу, потому что это работа для всей группы. И когда вы ее услышите, вы поймете почему. Так что не все так просто. «Появится ли на нашей рок-сцене человек, сравнимый по таланту…», хэ, я бы хотел узнать, мечтал бы послушать. Я надеюсь, что он появится.

Г. МЕДВЕДЕВ: С кем – с кем?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну, сравнимый со всеми. «Мечтали ли я в детстве о подобном развитии вашей жизни?» Нет! Про смысл жизни я уже сказал, а по поводу… Нет не мечтал, мне это в голову не приходило, что так может быть. (спрашивает о записках у ведущего) А что у вас?

Г. МЕДВЕДЕВ: «Как вы относитесь к последним заявлениями таких личностей как Шевчук и …» Я не поклонник, не знаю кто такой «Черт»…

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: А, понял.

Г. МЕДВЕДЕВ: «Рок из подворотни. Возможно ли, по вашему мнению, возрождение старой рок-культуры 80-х гг.?»

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: К сожалению, могу сказать, что я не знаю, как высказывались Шевчук и Черт. Но нахрена возрождать что-то, что ушло? Может, проще сделать новое? Новый рок будет, я вас уверяю, если будет что-то новое, что можно будет назвать новым роком, простите меня за ругательное слово, то это будет не из подворотни, а из лептопа. Может, лептоп будет подворотней просто-напросто. Хороший Hi-Fi – и запросто.

Г. МЕДВЕДЕВ: «Рождество…». Ну, я думаю, что рождество не празднует Борис Борисович, а нам принес праздник, как Дед Мороз, как Санта-Клаус. Я имею в виду вот это. Наверно, вы празднуете православное? Или католическое тоже?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Почему, я все праздную. Сколько есть столько и праздную.

Г. МЕДВЕДЕВ: Тогда сегодня мы разделяем праздник!

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да! Я вас поздравляю всех с Рождеством! (аплодисменты) Вот, пожалуйста: «Почему люди создают себе кумиров, а не стараются самостоятельно достичь просветления, пройти свой путь?» Элементарно. Пастернак по этому поводу говорил, насколько я помню, что в поэзии, в искусстве люди сначала подражают кому-то, а потом находят, когда овладеют техникой, то уже находят свой путь. Поэтому то же самое и в жизни. Люди кому-то подражают, как Будде, Христу или кому угодно.

Г. МЕДВЕДЕВ: Образцы уж такие… Трудно. Не всем дано.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну, неплохие. Чего ж трудного? Ничего трудного. Да нет, это все ерунда.

Г. МЕДВЕДЕВ: «Как вы относитесь к экранизациям классических произведений? Это приближает ли высокую культуру к массовой?»

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну, вот я продолжаю говорить о высокой культуре: либо она есть, либо ее отсутствие. А экранизация зависит от того, кто экранизует. Питер Джексон, скажем, сделал фильм. К книге он имеет крайне мало отношения, но достаточно, чтобы получился блестящий фильм. Вот с Акуниным, например, не очень его экранизуют мягко говоря. Так что все зависит от гениальности режиссера. Наверно, есть люди, которые очень хорошо это делают.

Г. МЕДВЕДЕВ: Да, извините, вот я озвучу мнение Буковского. Я слышал опять же, что на Западе люди уже перестали читать, они только смотрят телевизор, щелкают каналы, по которым ничего нет. На самом деле я согласен, что скорей понижает культуру, потому что читать перестают.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Знаете, насколько я помню, в документах IV-V династии египетской, т.е. за несколько тысяч лет до нашей эры, была найдена рукопись, замечательный папирус с надписью, что новое поколение совсем разложилось, уже вся жизнь не та. Так что это общее, если просто так говорить… Ну, конечно, раньше читали больше. Но есть люди, которые и сейчас читают, а есть люди, которые по-другому перерабатывают информацию. Необязательно читать, важно воспринимать информацию. А как мы ее получим неважно.

Г. МЕДВЕДЕВ: Но слово «информация» мне немножко не нравится. Это не совсем слово, которое относится к культуре. Это не информация. Когда вы читаете стихотворение или… Это немножко другое.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Это просто более организованная информация, между собой организованная.

Г. МЕДВЕДЕВ: Ну, хорошо. Вопрос просто блестящий: «Будете ли вы читать курс лекций в университете?», спрашивают.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я не буду читать курс лекций, потому что я лучше буду петь песни, и писать. (Аплодисменты)

Г. МЕДВЕДЕВ: Да, неплохо получается.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: «Какое место занимают кошки?» У нас была очень любимая кошка, она, к сожалению, умерла в августе месяце и теперь мы боимся брать новую. Кошка была очень любимая.

Г. МЕДВЕДЕВ: Тут что-то про рок, про рок вы сами читайте.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Про рок, пророк… «Рок часто традиционно содержал протест…». Вы знаете, по-моему, мысль о том, что рок – это протест, была выдумана человеком по имени Олег Виноградов или Феованов, который в свое время написал книжку «Тигр в гитаре» и «Рок – музыка протеста». Бедные рокеры на Западе даже не знали, они протестуют. Тем более я не видел ни одного человека на Западе, не имеющего отношения к музыке, который знал бы слово «протест». Они хотят стать известными, хотят, чтобы их любили девушки, хотят заработать много денег. Хотят, в конце концов, играть хорошую музыку. А протест – честно говорю, ни одного музыканта не видел, который знал бы это слово. Так что это советское веяние. Рок не протестует, бывший рок, который умер. У них просто есть сила – если человека знают 10 млн. людей он может позволить себе высказаться по какому-то поводу, но это не значит протест.

ИЗ ЗАЛА: Извините, а можно сказать.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да!

ИЗ ЗАЛА: Но вот все-таки такие люди, как Джимми Хендрикс они же появились из-за войны во Вьетнаме

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Кто вам сказал!

ИЗ ЗАЛА: Боб Дилан… (нрзб)

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Боб Дилана в 63-м году сказал, что я в гробу видал весь это весь этот фолк, который занимается протестом.

ИЗ ЗАЛА: Песня была «Knockin' on Heaven's Door» - протестная... (нрзб)

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну, вы знаете, так можно сказать, что песня «Катюша» – песня протеста. Если захотеть, можно все назвать песней протеста. Поверьте мне, то что я говорю… Когда человек пишет песни он не пишет агитки. Маяковский писал агитки, он вкладывал их в собственные песни, а Дилан пишет то, что он считал нужным писать… Он мудрый, человек он понимает, что если что-то происходит, значит на это нужно реагировать. Но агитки писать в песнях – Дилан это делал, как он сам признавался, для того, чтобы его заметили. Как только его заметили, он перестал их петь. Хендрикс никогда в жизни не имел никакого отношения к протесту против Вьетнама.

ИЗ ЗАЛА: …(нрзб)

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Их песни – современная высокая культура.

Г. МЕДВЕДЕВ: Да, но и ваше творчество воспринималось в некотором смысле как протест, как неразрешенное, запрещенное, поэтому уже хорошее, согласитесь.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну, насчет этого отвечу, что я никогда это всерьез не принимал.

Г. МЕДВЕДЕВ: Да, но нужно иметь в виду, что у нас в России протестные настроения особенно сильны. Все русские люди такие, и вы, должно быть тоже.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Не знаю, у нас в деревне мужики часто протестуют. Выпьют – протестуют против всего абсолютно, протестуют. Если бы протестовали ради лучшего строя, честно говоря, это было бы неплохо.

Г. МЕДВЕДЕВ: Это, правда, но так не получается

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Не получается. Что у вас там еще?

Г. МЕДВЕДЕВ: «Как реализовать в себе Бога?»

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нужно обладать определенной смелостью.

Г. МЕДВЕДЕВ: «Другими словами, как поверить в себя?»

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Как поверить в себя? Знать, что Бог, все равно в вас. Просто вопрос в том – вы это умом поняли или нет. Сразу приняться работать над тем, что хотели реализовать, потому иначе время пройдет впустую, и вы будете всю жизнь мучиться.

ИЗ ЗАЛА: Нужно ли для этого ехать на Восток?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет!

ИЗ ЗАЛА: Меня интересует, что именно вас привлекает в Непале? Почему вы ездите туда?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Климат отличный. Мне, честно говоря, мне приятно сидеть в монастыре, с ламами общаться, потому что мне интересно.

ИЗ ЗАЛА: И, конкретно, есть у вас учитель какой-то?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Есть, конечно, много.

ИЗ ЗАЛА: А здесь таких можно найти?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Конечно, можно, у нас огромное количество святых в городе, у них все признаки святости, чудеса творили, у которых всему можно научиться. Нет, святостью ни один уголок на земле не обделен, были бы люди, которые захотели этим воспользоваться. А на Востоке просто теплее. «Случались ли у вас конфликты со сверстниками, когда вы учились в школе?» А у меня были такие радикальные взгляды, потому что они не слушали музыку, которую я слушал, когда учился в школе. Поэтому мне приходилось искать единомышленников и собирать их по всему городу. У меня в классе просто не могли понять, о чем я говорю, и просто махнули на меня рукой. Поэтому конфликты были, да. «Часто ли вы врали родителям в детстве?» А что мне еще… (нрзб)

Г. МЕДВЕДЕВ: Ну, вопрос, который я вопрос в принципе не люблю «как в относитесь к тому или иному персонажу», некорректно бывает. Но все-таки: «Как вы относитесь к творчеству Шевчука, каково ваше отношение к Шевчуку как к личности, он вам симпатичен? Согласились ли бы вы вести с ним публичную беседу на одной сцене о рок-культуре в России?»

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я не согласился бы вести публичную беседу на сцене ни с кем, потому что это впустую занимать сцену – на сцене надо песни петь. То, что мы с вами сейчас делаем – я пришел с вами пообщаться. А к Юрке я хорошо отношусь, я его очень люблю. Мне не все близко понятно из того, что он делает, но у нас разные вкусы, а человек он милейший.

Г. МЕДВЕДЕВ: «А как вы относитесь к опере к рок- и метал-опере в том числе? Хотели бы вы сами написать рок-оперу и т.д.?»

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Мне кажется, что хорошая опера для меня, например, «Дон Жуан» или «Волшебная флейта», замечательные. А рок-опера – это, по-моему, противоречие в терминах, потому что рок – это максимально прямо, пошло и вызывающе за 2,5 минуты что-то сказать и продать. А рок-опера – это уже тянуть деньги за счет тинэйджеров, и все.

Г. МЕДВЕДЕВ: Прекрасно. В «Дон Жуане»… Тоже одно из больших противоречий, что сейчас время… Вот Моцарт, Бах, Бетховен, современной серьезной музыки, практически не звучит. Это свидетельствует, в общем, о понижении, о том что поп-культура она становится, замещает собой высокую культуру.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Потому что высокая культура выродилась, потому что, когда композиторы в начале XX века, в первой половине, заявляют о том, что мы пишем музыку специально, чтобы ее не слушали – это значит, что культура перестала быть культурой, а стала элитарным времяпровождением.

Г. МЕДВЕДЕВ: Не все же так говорят.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Все, все. В XX веке композиторы кто? Мессиан? Эйслер?

Г. МЕДВЕДЕВ: Ну да, Мессиан ничего себе, и наш Шостакович тоже местами… Но, вообще, есть и современные, у меня есть пара знакомых композиторов ничего себе. Одна девушка так очень талантливая. С ней невозможно общаться, но как композитор – замечательная.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да? А кто скажите.

Г. МЕДВЕДЕВ: Не скажу. (смех) Елена Кукина такая (фамилия нрзб). Я слышал ее концерт один раз в филармонии, это было много лет назад, и сразу потрясенный подошел познакомиться. Но с тех пор в филармонии больше не исполняли.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: А она записывается?

Г. МЕДВЕДЕВ: Нет, ну это не все же обладают таким возможностями как вы, это же денег стоит, что вы.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Мы 20 лет записывались в условиях, где нас тащили в милицию за то, что мы записываемся, за то, что мы играли то, что мы играем. А уж композитор, играющий симфоническую музыку, может найти возможности…

Г. МЕДВЕДЕВ: Ну, для этого нужен оркестр, 100 человек.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну, так пишутся композиторы, ничего.

ИЗ ЗАЛА: А можно вопрос?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да.

ИЗ ЗАЛА: Вот в начале 90-х на меня совершенно потрясающее впечатление произвела ваша повесть «Иван и Данило».

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Спасибо.

ЗРИТЕЛЬ (волнуясь): Ну, вот впечатление такое, как от вспышки…

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Спасибо, я понимаю.

ЗРИТЕЛЬ: Я ни в коем случае не сравниваю, говорю свое впечатление. Ну, это просто что-то. С тех пор почему-то вот… Не хотите ли вы заняться литературой по-серьезному? Есть задатки!

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Вы знаете, я был бы счастлив но «Иван и Данило» написался сам по себе в два таких припадка и с тех пор ничего, у меня с тех пор не было позывов. Я перечитываю ее с наслаждением сам, обожаю эту штучку. Но как она написалась, я не знаю.

Г. МЕДВЕДЕВ: Да, стихотворение или песня, которая называется «Иван и Данило». И начало мне понравилось, а вот конец как раз я бы отнес к категории «клиника и шиза». Ну, я имею в виду, что это разные вещи совсем.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Это разные вещи совсем. «Вы еще ездите в своем …(нрзб)?» Да и собираюсь ехать скоро. «Расскажите о вашем новом учителе». Кого вы имеете в виду? Кто спрашивал? (пауза) Боитесь…

Г. МЕДВЕДЕВ: Так вот хороший, по-моему, вопрос как раз для вас: «Существует ли столкновение между восточной и западными культурами?»

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Между культурами не может быть столкновения, потому что культура – это среда, в которой обитает наша душа. Для меня это среда, в которой обитает наш дух. Поэтому, какое может быть столкновение между одной средой и другой?

Г. МЕДВЕДЕВ: Потому что каждый дух стремится реализоваться наиболее полно и вдруг оказывается, что другое самовыражение мешает. Как у людей.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я не могу себе представить, что какое-то самовыражение мешает.

Г. МЕДВЕДЕВ: Ну, как сказать, история – это и есть столкновения таких вещей. Вся она полна войнами. Почему?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Войны происходят из-за желания людей немедленно заработать деньги, пользуясь неким определенным предлогом. Все религиозные войны всегда были из-за денег и дележа власти. К религии ни одна религиозная война отношения не имела.

Г. МЕДВЕДЕВ: Ну, может не к религии, но все равно, вы знаете, и люди культуры были захвачены такими патриотическими национал-патриотическими настроениями.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Помрачение – все говорят.

Г. МЕДВЕДЕВ: Ну ладно, ладно.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: «Всё в этом мире понимается умом?» Нет! Большая часть того, что важно понимается не умом, это факт. «Успеете спеть?» Надеюсь. «Воспитать в детях духовное… Миллионы беспризорных, что делать?» С миллионами ничего сделать нельзя с отдельным сделать можно. Его нужно любить и все, и воспитывать как самого себя.

Г. МЕДВЕДЕВ: Проблема ведь у нас, мы вырождаемся, и детей бросают, иногда не рожают, и рок-культура, кислотой всякой.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Если б кислотой – клеем. «Как вы справляетесь с творческими кризисами, если они имеют место быть?» Они всегда имеют место быть, но надо работать и ждать, что он пройдет, вот и все. Вегетарианец ли вы? Да, причем не по своему выбору, просто мне стало противно. Диеты я не придерживаюсь, просто не ем мяса. «Зачем так подстриглись?» Мне так нравится, я всегда хотел. Буду ли я сегодня петь зависит только от вас, тут такое количество записок… Когда вы хором скажете: «Хватит трепаться, давай петь!»

Аплодисменты

ИЗ ЗАЛА: «Хватит трепаться, давай петь!» «Хватит трепаться, давай петь!»

Г. МЕДВЕДЕВ: Это похоже на стадион. Кстати, а как вы относитесь к чемпионству «Зенита» и спорту вообще?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Вы знаете, никак. Это меня миновало совсем, я не …

Г. МЕДВЕДЕВ: Слава Богу, хоть в этом мы общи да.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Так что?

Первые ряды «партера» скандируют: «Хватит трепаться давай петь! Хватит трепаться давай петь!»

Г. МЕДВЕДЕВ: Так вот те, которые кричат, к нам на Дискуссионный Клуб больше не приходите. (смеется)

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ребята, как хотите. Так, тогда такой вопрос: есть люди, которые требуют ответов на вопросы?

Г. МЕДВЕДЕВ: Да это важно. Вот есть вопрос.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Давайте, ответим на все вопросы и тогда мы поставим микрофон так, чтобы был звук.

ИЗ ЗАЛА: Что на ваш взгляд сегодня интереснее всего?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну, для меня интересна культура, как и раньше, была, музыка. И то, что мне кажется интересным должно происходить на стыке компьютерной музыки и этнической. Но это я так считаю, я могу ошибаться.

ИЗ ЗАЛА: А в культуре?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Для меня – музыка.

ИЗ ЗАЛА: А в музыке что?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Самое интересное – это то, что мы сейчас делаем, потому что в последние годы как не ищу интересного, найти не могу нигде.

ИЗ ЗАЛА: …нрзб

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет! Вырождения точно не будет.

Г. МЕДВЕДЕВ: «Как вы решаете конфликты…» (нрзб)

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Вы знаете, я давно определил, положа руку на сердце, что конфликты между вероисповеданиями – слишком высокий и умный для меня вопрос. Я никакой не такой мудрый человек, чтобы разбираться во всем этом. Есть тысячи людей, которые много именно этим занимаются, я ничего в этом не понимаю. Я знаю, что Бог существует, а как каждая культура его интерпретирует – это их дело. Так что если конфликты есть то…, не знаю. Такие вещи формально не решаются, это дело совести каждого человека.

Г. МЕДВЕДЕВ: Пожалуйста.

ИЗ ЗАЛА: Можно сказать, что в ваших последних пяти-шести альбомах вы реализовываете такую идею, что сансары-нирвана – … (нрзб)

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну, так это правда, это во всех наших альбомах. (смеется)

Г. МЕДВЕДЕВ: Вот вопрос такой, мне кажется важный: «Что вы думаете по поводу здорового национализма в политике (только не путать с нацизмом)?» Т.е. нужно ли нам во внешней политике вести себя жестче, закрыться по отношению к влиянию Европы, Америки, Китая. Ну, и вообще по поводу национализма, да.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я вам процитирую какого-то старого мудреца, не себя совсем, который сказал, что здоровая культура вбирает в себя все и становится от этого только здоровее. Поэтому никаких влияний чужеродных на нас опасаться не стоит, потому что русская культура давно показала себя здоровой. И чем больше она в себя вбирает, тем здоровее она будет стоять.

Г. МЕДВЕДЕВ: Какой вы оптимист. Вот насчет современного состояния я не уверен.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну, люди делятся на оптимистов и пессимистов. Да, слушаю вас. Вот вопрос был тут, крик.

ИЗ ЗАЛА: Когда вы будете петь?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Давайте, с удовольствием. Как только вопросы кончатся, буду петь.

Г. МЕДВЕДЕВ: Всё? Нет, вот там еще есть вопрос.

ИЗ ЗАЛА: Как вы хотели ответить на вопросы, на которые хотели ответить, когда шли на встречу?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: А я не знал, какие будут вопросы, поэтому и ничего не хотел ответить.

ИЗ ЗАЛА: Не предполагали?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет что вы, я не римский папа.

ИЗ ЗАЛА: Вопрос по поводу «Аэростата».

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да.

ИЗ ЗАЛА: Вот интересно, за три года ни разу не было передачи про «Doors», или про «Queen» не было передачи. Это случайно или просто?..

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет по поводу «Queen» я в прошлое воскресение говорил. А про «Doors» – пока руки не дошли.

Г. МЕДВЕДЕВ: Вот еще очень просят ответить: «Как вы относитесь к альбому Джорджа Харрисона «Жизнь в материальном мире»? Ему удалось… сами знаете что?»

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ой, знаете, ему многое удалось. Потому что я этому альбому ЛИЧНО так многим обязан, что считаю, что ему все удалось. Джорджу вообще все удалось.

ИЗ ЗАЛА: Как известно, человек со временем изменяется. Те песни, которые вы писали тогда, и те песни, которые вы пишете сейчас, они наверняка отличаются. Есть ли в вашем опыте такие песни, которых вы слушаете сейчас и говорите, ну вот сейчас по-другому..

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет, как с самого начала… Вы знаете, одна из моих ранних песен – песня «Моей звезде», которую я до сих пор пою, она была написана в году аж 77-м-78-м, так что, как все началось, так все идет.

ИЗ ЗАЛА: И второй вопрос… Вот лично меня интересует: последние плакаты вашего концерта в Петербурге вы на них так, я бы сказал, очень воинственно выглядите. Вот, и лично для себя я это связал… К сожалению не помню, но это недавно происходили события, и были выступления буддийских монахов, и очень жестоко они подавлялись. И вот каким-то образом вот я лично связал это – ваш суровый и можно так сказать мрачный облик и именно с этими событиями. Есть ли между этим какая-то связь?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет, у меня был облик точно тот же, что и сейчас, на мне, вероятно, была другая рубашка.

ИЗ ЗАЛА: Тёмные очки и…

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я просто из дома уходил в такой запарке, что ушел в этих очках и всё. Так что это не продуманная акция.

Г. МЕДВЕДЕВ: «Как вам видится будущее, как развитие культуры музыкальной в частности. Ваше творчество впитывала в себя материалы из самых разных источников. Чему обращаться далее, откуда пить?»

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Вы знаете, я верю, что в человеческой культуре так много за последние, по крайней мере, тысячи полторы лет, есть откуда пить, там такой источник водоснабжения…

Г. МЕДВЕДЕВ: Да, у нас в России была деревенская культура, значит, культура в этнографическом смысле на чем стоит – она практически погибла, пить то уже неоткуда.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну, в деревнях поют сейчас не то, что, скажем, сто лет назад. Но ведь и деревни населены другими людьми. Поэтому то, что было, то было. Из чего черпать все равно есть.

Г. МЕДВЕДЕВ: А вы говорите, здоровый национализм не нужен. Я сомневаюсь.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я разве говорю, что он не нужен? Нет, я говорю, что Россия – замечательная страна со своей культурой, и боятся, что наша культура будет испорчена кока-колой, думаю, что не стоит.

Г. МЕДВЕДЕВ: А бояться не надо, надо защищать.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Каким образом? Расстреливать тех, кто привозит книги из-за границы?

Г. МЕДВЕДЕВ: Ну, зачем сразу расстреливать?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: А как?

Г. МЕДВЕДЕВ: Хотя в конечном итоге… Я думаю, это, увы, неизбежный процесс, вот соревнования культур. Ведь американцы же расстреливают из экономических соображений, либо политических Югославию, Ирак…

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: У меня такое ощущение… Я знаю Югославию, я там был недавно, зная Югославию, могу вам, точно сказать, что они готовы друг друга расстреливать без всякой помощи, американской авиации, и успешно этим занимаются. Правда, по крайней мере, в тех местах, где я был, мне рассказывали очень много по поводу взаимоотношений между сербами и албанцами – они не очень сейчас относятся друг к другу.

Г. МЕДВЕДЕВ: Да, но сербы и албанцы – это крайний случай. Я думаю, что у нас в России тоже не так все благостно.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Совсем не благостно. Пока люди хотят расстреливать, их сложно остановить. Если вы перестанете этого хотеть, будет лучше. Думаю, что людей импортирующих книги из Соединенных Штатов еще рано расстреливать.

Г. МЕДВЕДЕВ: Конечно, надо было раньше расстреливать, сейчас поздно. «Как вы считаете, кто в современном обществе является… - о, это к нашему предыдущему разговору – … является элитой: политики деятели искусств или же кто-то еще?». Интересно, элита есть, да. Но когда говорят про элиту, меня немножко тошнит обычно.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Думаю, что не нужно покупаться на использование слова «элита». В массовом сознании у нас элита это тот, кого показывают по телевизору. Мне все казалось, что элита – это те люди, которые владеют культурой.

Г. МЕДВЕДЕВ: О! Это о Татьяне Толстой, вчера о ней слышал на одном заседании. Спрашивают «Как вы относитесь к тому, что талантливые люди, в частности Татьяна Толстая, меняют литературное поприще на более прибыльное, но гораздо менее духовное…» Ясно что это о ток-шоу, всякий мусор.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я просто думаю что Тане, этому духовному человеку нужно зарабатывать деньги на еду.

Г. МЕДВЕДЕВ: Но можно ж по-разному зарабатывать деньги. Можно пойти на панель.

ИЗ ЗАЛА: А вы как зарабатываете?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я зарабатываю деньги тем, что езжу по стране с концертами.

ИЗ ЗАЛА: Музыку!

Г. МЕДВЕДЕВ: Это ко мне, я как преподаватель нашего замечательного когда-то учебного заведения мало зарабатываю денег или почти не зарабатываю, увы. А если вы, студенты, не знаете что происходит у нас, вы … Кстати, это к вопросу об интеллигенции. Да, вот у нас интеллигенция совсем потеряла классовый инстинкт, потому что она работает за бесплатно, говорит о демократии, а на самом деле, надо призывать всех, не только не работать, а всех, кто может против этого безобразия как-то выступать.

ИЗ ЗАЛА: На панель лучше пойти?

Г. МЕДВЕДЕВ: Так вот и вас всех поведут, и будут использовать, и может быть, в фигуральном смысле на панели. К сожалению, часто я вижу, что я оказываюсь в тех ситуациях, в которых никогда не думал, что буду оказываться. Извините, что многие люди…

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Понимаю. Так что по поводу Тани я ничего не могу сказать, я думаю, что она взрослый человек с большим чувством собственного достоинства. Если она занимается тем, чем она занимается уж не мне ее судить, по крайней мере. Пусть делает что хочет.

Г. МЕДВЕДЕВ: Она талантливый человек, очень ярко талантливый. Но бывший писатель

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну, ничего не могу сказать.

ИЗ ЗАЛА: Можно вопрос? А если бы ваше творчество не приносило денег, вы продолжали бы им заниматьс

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Кто его знает… Знаете, оно не приносило денег на протяжении, скажем, с 72 года по приблизительно 87-88, на протяжении 15 лет. Так что…

Г. МЕДВЕДЕВ: Да, но тогда все-таки, согласитесь, было легче. Там можно было на 100 рублей тянуть, извините, но как-то можно было сводить концы с концами, в крайнем случае. А сейчас на стипендию существовать невозможно.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Скорее всего, да, но тут я ничего не могу сказать. Мы сдавали бутылки.

Г. МЕДВЕДЕВ: Да…

ИЗ ЗАЛА: Сыграйте нам, пожалуйста!

Б. Гребенщикову приносят гитару, ведущий передает ему микрофон

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я буду с вами делиться.

Г. МЕДВЕДЕВ: Нет-нет петь я с вами не буду. (смеется)

ИЗ ЗАЛА: Слава Богу!

Г. МЕДВЕДЕВ: А откуда вы знаете?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Так вот стоечку давайте мне сюда. Раз-два, раз -два.

ИЗ ЗАЛА: Скажите, пожалуйста а что будет включено в ваш следующий альбом?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Не знаю. Подождите 30-го числа, надеюсь что там … (нрзб) Слышно гитару хоть немножечко?

ИЗ ЗАЛА: Дааа!…

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: А сзади?

ИЗ ЗАЛА: Дааа!...

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Как скажете.

Лилит (Там, Где Взойдет Луна)

(аплодисменты)

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Спасибо!

Дуй (Ветер С Океана Дует Мне В Окно)

(аплодисменты)

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Спасибо!

Г. МЕДВЕДЕВ: А песни ваши менее благостны чем вот то, что вы говорите. Нет, это хорошо. Вы, наверно, счастливый человек, вы достигли какой-то гармонии с миром. Но в песнях проявляется какой-то внутренний конфликт, который и должен быть на самом деле в искусстве. И это зал чувствует, да.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Вы знаете, известный поэт на вопрос по поводу…(нрзб). Когда пишешь песню, когда ее поешь, имеешь дело с окружающей действительностью, так или иначе. И даже если внутри не думаешь о том, что «я протестую», это так или иначе пальцы будет представлять или голос будет представлять. Это не то, что протест, протест – это сознательная вещь. Вот когда тебе чего-то не нравится, ты выражаешь свои ощущения.

Г. МЕДВЕДЕВ: Реакции.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: А слово «протест», объясню почему у меня такое неприятие этого слова. Потому что им так торговали в 70-е годы у нас в прессе, что при слове протест меня крючит сразу. Я сразу вспоминаю статьи в журнале «Ровесник» о том, как все бедные западные музыканты протестуют против капиталистического образа жизни. Поэтому не верю слову «протест». Но если тебе что-то не нравится это через твои песни так или иначе прорвется. И то же самое с Диланом, и тоже самое что было и у меня.

Г. МЕДВЕДЕВ: Еще один вопрос (его пытаются захлопать). Очень молодежная аудитория и вообще рок-культура она к ней обращена, конечно. У нас обычно приходят в Клуб люди повзрослее, постарее. Все-таки ведь молодежь – это только часть общества, да. Не видите ли вы, что ваше искусство обращено к молодежи, раз. Ну, и, во-вторых, что все-таки часть-то она самая энергичная, но в ней есть и недостатки разные, да. Я имею в виду, что раз оно обращено к молодежи, значит, может быть, недостатки, еще сформировавшиеся вкусы, т.е., знаете, я намекаю этой аудитории

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Вы знаете, я, когда пишу песни, и когда мне приходится их первый, второй раз петь, часто мои дети под эти песни и подпадают. Т.е. я их в качестве целевой аудитории, говорю, ну, как, чего. И я к их реакции отношусь так же, как и всех других людей – самых старых или самых молодых, по самой простой причине. Я не считаю, что молодежь это отдельный класс. В 20 лет ты смотришь на вещи так, в 40 лет по-другому, в 60 по-другому. Я не вижу, что чем-то все эти категории разные.

Г. МЕДВЕДЕВ: А нет такого конфликта между молодежной частью культурой и

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да нет никакой молодежной культуры! Есть культура и ее отсутствие.

В «партере» скандируют: «Де-сять стрел»! «Де-сять стрел»!

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Вы говорите «молодежной культуры». Здесь люди просят песни, которые были написаны, когда их еще и не было. (передразнивает) «Хатитэ «Дэсять стрэл» - пачэму нэт?» Вы лучше на концерты приходите, тогда и услышите. Я вчера играл в тюрьме, и как раз там … (нрзб) Единственная просьба, давайте прикроем окошечко на секундочку, а том меня продует и я завтра не смогу работать.

Десять Стрел

(аплодисменты)

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Спасибо!

Г. МЕДВЕДЕВ: Я не случайно поставил в афишке, что у нас встреча с поэтом, на первое место слово «поэт», да, а уже потом «музыкант», и так далее. Мне кажется, что Борис Борисович, действительно, настоящий поэт. Но все-таки это поэзия особого такого качества, которая особо воспринимается именно под музыки, потому что без музыки вот чего-то мне, мне, не хватает.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Конечно, это песни.

Г. МЕДВЕДЕВ: Нет, и слушать вас можно бесконечно, я понимаю восторги аудитории в данном случае. Я хочу немного извинится, потому что я как ведущий должен, так сказать, дискуссию организовать. Хотя то, что я говорил не отменяется.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Жалко, что стоечки второй нет, очень трудно играть на гитаре и пытаться делать то чтоб вы ее слышали одновременно.

ИЗ ЗАЛА: Слышно, слышно!

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Мне приходится ее держать так не очень естественно. В следующий раз просто имейте в виду, что мне хорошо бы две стойки, как минимум. И, кстати, мне пришли в голову две идеи. Во-первых, не знаю, знаете ли вы или нет, но я в университет, особенно на филфак, рвался в течение последних полутора лет, но все время университет отказывал.

Г. МЕДВЕДЕВ: О, я рад что я то лицо, которое…

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Давайте я сыграю вам концерт бесплатно

Г. МЕДВЕДЕВ: Расскажите, почему отказывают?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Не знаю, мне говорили: «Вы знаете, это сложно организовать, давайте перенесем на следующий месяц». Я очень рад, спасибо, все-таки, что это состоялось…

ИЗ ЗАЛА: Спасибо вам!

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: И второе. Я чувствую себя морально обязанным тем людям, на чьи записки я не ответил, поэтому у меня есть контрпредложение. Давайте, кто-нибудь, кому не лень, какой-нибудь сайтик забабахает, куда вы будете свои вопросы скидывать, а я на них буду отвечать. Мой адрес в Сети все знают:
bg@aquarium.ru. Так что, если вы свои вопросы соберете и просто их в Интернете где-то повесите, то я отвечу, чтобы так мне не чувствовать себя обманувшим вас.

Г. МЕДВЕДЕВ: Вы берете на себя слишком повышенные соцобязательств

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я говорю, что я делаю это в свободное для меня время, когда я смогу – я отвечу.

Моей Звезде Не Суждено

(аплодисменты)

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Так, ну что же вам еще такого-то спеть?

Шум, галдёж

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Пока все песни, названия которых я смог уловить, для этих песен требуется группа. А? Что? Ааа, Вертинского. А вот это я бы с удовольствием, просто на самом деле … (нрзб) …честно говоря, поэтому не играю, но спасибо.

Г. МЕДВЕДЕВ: Она поэтическая.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да, она хорошая. Спасибо. Так сейчас…

Ключи От Моих Дверей

(аплодисменты)

Г. МЕДВЕДЕВ: Один вопрос, вот я думаю (пытаются захлопать), что вы самый счастливый человек, потому что вот я смотрю, понимаю восторг на лицах. Скажите, пожалуйста, вам стало легче писать с тех пор, как широкой …(нрзб) или нет

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Мммм… Я думаю, что на писание это вообще не влияет. Жить стало немножко легче и интереснее, потому что такая позитивная энергия идет. На самом деле чувствую ответственность. Т.е. если тебя слушают, значит, ты можешь что-то отдать равноценное. Что приятно. Так чтобы вам такого еще спеть? Не «Аделаиду», и не …

Шум

Звездочка

(аплодисменты)

Феечк

(аплодисменты)

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Спасибо

ИЗ ЗАЛА: Борис Борисович!

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ау!

ИЗ ЗАЛА: А можно короткий вопрос? Почему вы много не играете в клубах? В Москве играете в клубах, а в Питере только…

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Скажите, в каком клубе играть-то, в каком? Вопрос ставлю ребром – негде! Был бы, играли бы. В «Порту»? В «Порту» такая атмосфера там довольно стрёмно играть, там тяжело.

ИЗ ЗАЛА: А в клубе СПбГУ

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Не зовут меня! Я прошусь, меня не зовут. Устройте концерт, пожалуйста.

Г. МЕДВЕДЕВ: Устроим, устроим.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Давайте, я открыт для этого.

Туман Над «Янцзы»

(аплодисмент

Г. МЕДВЕДЕВ: Прекрасно, очень красивая песня, талантливая. Так, ну, тем не менее, здесь присутствую такие … (пытаются захлопать). Не хотят вопросов. (Б. Гребенщикову) Вы не боитесь что Нижневаторск, Китай… (нрзб)

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я думаю, что это в моих силах это остановить, если это произойдет..

Г. МЕДВЕДЕВ: Конечно, конечно.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Но, по-моему, стоит вспомнить, что история России отсчитывается, насколько я помню, с конца X века а история Китая – за 25 веков до рождения Христа. Поэтому не надо сравнивать.

Г. МЕДВЕДЕВ: Так я и не сравниваю в этом смысле. Другой вопрос.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Так что здесь …(нрзб) не помешает.

Г. МЕДВЕДЕВ: Нет, ну, когда уже в Харькове… Это прекрасно, но ведь культура, она ведь, действительно, возможна только в национальной форме. Великая китайская культура, русская, и так далее. Т.е. интернациональной культуры нет, есть интернациональные средства общения, да?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну, я думаю, что в интернациональную сферу выходят те, кто способен воспринимать национальные культуры. А те, кто неспособны, они остаются в своих националистских… (нрзб)

Г. МЕДВЕДЕВ: Но все-таки наша способность воспринимать национальные, чужие культуры очень ограничена, согласитесь.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: При желании можно добиться достаточно много, если есть в этом желание.

Г. МЕДВЕДЕВ: Но я мало знаю людей, у которых есть широкие возможности.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Возможности-то у нас есть. У нас есть Интернет, который стоит копейки …

Г. МЕДВЕДЕВ: Не заменишь, понимаете… (нрзб)

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: А сознание нужно расширять, это правда.

Г. МЕДВЕДЕВ: Я имею в виду вот что – что сознание это язык, понимаете. Мы сами худо-бедно на нескольких языках читали, многие здесь это делают. Но вообще, в принципе, достаточно трудно.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну, у нас сейчас так много всего переведено!

Г. МЕДВЕДЕВ: Сейчас и китайские переводы-то, извините, «а ля рюс».

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну, и «а-ля англик», «франсэ», что угодно. Но, тем не менее, приходится обходится этим.

Г. МЕДВЕДЕВ: Конечно, но все-таки, это все суррогат. А если все сведется к такому англоязычному варианту… Кстати, в рок-культуре часто ведь многие сейчас отказываются от родного языка.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Вы знаете, когда мы говорим «рок-культура», давайте определимся, о чем мы говорим, просто что такое «рок-культура»?

Г. МЕДВЕДЕВ: Ну, в музыке, я имею в виду.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Так она умерла вся еще в конце 70-х! «Sex Pistols» и… Там убили рок, убили, затоптали, сплясали на могиле. Всё, рока нет.

Г. МЕДВЕДЕВ: Ну, я не специалист в этом, я имею в виду вот именно о том, что шире распространяется экспансия английского языка благодаря Интернету. А сфера других языков, не менее достойных, сужается – просто того же французского, немецкого – европейские, я имею в виду.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну, вы знаете, по-моему, это начало происходить задолго до Интернета, потому что Глена Миллера во время войны слушал весь мир, тоже на английском, насколько я помню.

Г. МЕДВЕДЕВ: А вы не думаете, что это пропаганда чуждых, как говорили 50 лет назад…

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: А для меня не чужое, для меня это родное. Для меня и русское родное, и это родное, я чувствую.

Г. МЕДВЕДЕВ: Это все хорошо, но несколько лет назад на выставке по исламу в Эрмитаже – там все замечательные вещи. Но без комментария мне даже не понять, потому что … А через несколько залов – то же самое, но русское, понимаете. Вот это на эмоциональном уровне, а без комментариев я не пойму.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Хорошо, зачем вам тогда это понимать? А если хотите, то вы поймете.

Г. МЕДВЕДЕВ: Ну да, большой душевный, и не только душевный труд, это ведь воспитание с молоком матери.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет, моя мать совершенно не учила меня этому.

Г. МЕДВЕДЕВ: Ну, я понимаю, что, может, вас мать лично не учила, но это как-то вот передается.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я думаю, что это зависит от каждого отдельного человека. Если человек хочет, он может. Человек, который не хочет – зачем ему узнать? Не надо, ему в своей деревне хорошо.

ИЗ ЗАЛА: Борис Борисович, песни!

Г. МЕДВЕДЕВ: А? Извините, песни хотят…

ВОПРОС (молодой человек, вызывающе): Просто очень мучит вопрос, хочется задать. Во-первых, в нем три вопроса: что такое смерть?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Физическая смерть – это прекращение работы физического тела.

ВОПРОС: Боитесь ли вы смерти?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Когда тело прекратит свою работу – прекратит, я ему не указчик.

ВОПРОС: Что вы ожидаете после смерти?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я – ничего.

ВОПРОС: Что там будет, что вы хотите там встретить?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Вы по поводу меня или по поводу себя? Вы про чью – про свою или про мою?

ВОПРОС: Про вашу.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну, я вам не скажу, потому что я не знаю. Но если про вашу, я могу вам это сказать… Так давайте договоримся так, с вопросами уже разобрались, устраивайте какую-то страничку, где вопросы будете задавать, я отвечу.

ИЗ ЗАЛА: Скажите, пожалуйста, в «Контакте», там три Гребенщикова, вы там есть?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет, в «Контакте» это не я!

ИЗ ЗАЛА: Последний вопрос. Очень интересно узнать ваше мнение.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да.

ИЗ ЗАЛА: Вот вы сказали Толкиен, да. А как вы относитесь к той башне, которую нам тоже хотят построить в городе?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну, я в газете рассказал, что, похоже – это будущее, но меня оно в восторг не приводит. Но я сейчас не вижу, чтобы кто-нибудь что-нибудь по поводу этой башни, нестроительства ее, сделал. Все руками помахали, а реально ее строить, по-моему, никто не отменял, строить будут. Так что придется надеяться, что также, как было с Эйфелевой башней, когда весь Париж был против, а когда ее построили, ничего, сжились… Может мы и с этим сживемся. Но без нее лучше. А? Я не слышу просто, простите. Так, ладно, давайте я спою еще несколько песен и уже буду двигаться, потому что уже с вопросами, что мог я ответил, то что я не мог, я не ответил, и значит придется через Интернет.

ИЗ ЗАЛА: У вас была песня «Возвращение домой», вы ее помните?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Вау… ха-ха-ха…
Voulez-Vous Coucher Avec Moi?

(аплодисменты)

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Спасибо!

Бурлак

(аплодисменты)

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Спасибо! Сейчас я спою еще одну песню, и, наверно, хватит, потому что мне, действительно, сложно здесь балансировать гитару на колени.

Г. МЕДВЕДЕВ: Можно еще последний вопрос.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Последний вопрос, последняя песня…

Г. МЕДВЕДЕВ: Слушая вас – все-таки ваше искусство оно особого рода. Т.е. вот если мы читаем книгу, да, и стихи, то каждый человек может, как бы исполнить это для себя. Ну, правда, редко кто может вслух прочесть хорошо стихи, это редко очень. Но ваше искусство практически без вас, ну, не может существовать. Даже обертоны вашей гитары и голоса значимы, очень значимы… Что вы об этом думаете?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ну, это свойство культуры XX века. Достаточно большие, многие грани культуры индивидуальны. А с другой стороны, знаете, я учился на пенях «Beatles», которые без них совершенно непредставимы. Песни «Beatles» имеют смысл только, когда они поют. Однако ничего, я на них учился и получал массу удовольствия, так что … Правда я их бессовестно уничтожал посредством исполнения, но удовольствия получал массу. Так что с моими песнями можно и нужно делать то же самое. Хотите их петь – пойте их петь на здоровье, они ваши.

(аплодисменты)

Г. МЕДВЕДЕВ: Так как вы их никто не споет.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: И еще раз с Рождеством и наступающим Новым Годом!

ИЗ ЗАЛА: И вас!

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Спасибо и вам так же всего самого лучшего. А концерт, правда, я с удовольствием сыграю в каком-нибудь составе. Хоть сюда поставить четыре микрофона и клавишные. Так что дело за вами.

Сокол (Если Долго Плакать Возле Мутных Стекол)

(аплодисменты)

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Спасибо! (встает и быстро выходит, публика устремляется за ним)

Г. МЕДВЕДЕВ (вслед): Спасибо, Борис Борисович! Спасибо всем!

Диктофонная запись (25 декабря 2007 года) и расшифровка (13 – 22 января) Наташи Румянцевой


ВОПРОСЫ, ПРИСЛАННЫЕ Б. ГРЕБЕНЩИКОВУ В ЗАПИСКАХ

1. В каком возрасте Вы начали писать стихи? Пишете ли Вы сейчас для удовольствия - или для материального обогащения?

2. Борис Борисович, какое место в Вашей жизни занимают кошки??? Спасибо

3. Скажите, пожалуйста, что Вы чувствуете, выступая? Зачем Вы выступаете - ради денег или этого чувства? Вы считаете себя нужным (только честно)?

4. Расскажите, пожалуйста, о ваших отношениях с Майком Науменко и о впечатлении, которое он на Вас произвел. {Александр}

5. Вегетарианец ли Вы? Как Вы относитесь к вегетарианству? Придерживаетесь ли Вы какой-то системы питания?

6. Читали ли Вы Кастанеду и как Вы относитесь к его творчеству?

7. На что будет похож Ваш следующий альбом?

8. Когда Вы впервые услышали песню М. Мэнсона «Rock is dead», долго смеялись?

9. Любите ли Вы одиночество? не хочется ли Вам порой уйти от внешнего мира? Не хотелось ли Вам снова стать молодым? Вернуть всё обратно

10. Борис Борисович, случались ли у Вас конфликты со сверстниками, когда Вы учились в школе? (конфликты из-за музыкальных взглядов!) Часто ли Вы врали родителям?

11. Борис Борисович, есть такой слух, что Вы собираетесь записать альбом «Пушкинская, 10» и на этом остановиться. Так ли это? Что вы еще не успели, что Вам хочется сделать?

12. Борис Борисович! Скажите, пожалуйста, когда нам ждать новой радости – Вашего нового альбома? Спасибо!!

13. не собираетесь ли Вы читать какой-нибудь курс лекций в университете? {Алексей}

14. А Рождество Вы празднуете? Какое именно? Все, надрелигиозно?

15. Можно ли сказать, что в последних альбомах Вы развиваете идею «мир идеален, мы просто не видим этого» или, другими словами, «а коли поймешь, что сансара нирвана, то всяка печаль пройдет» {Дмитрий}

16. Как успехи у Василисы?

17. Как Вы справляетесь с творческими кризисами, если они имеют место быть?

18. Бывают ли выставки Ваших работ (в области изобразительного искусства)? Насколько часто вы занимаетесь этим в последнее время и вообще?

19. Борис Борисович, Вы верите в судьбу или в способность человека строить свою жизнь? вы фаталист или реалист?

20. Откуда такая любовь к творчеству группы «Х... забей»?

21. Борис Борисович, огромная благодарность за концерты 22 и 23 декабря 2007! {Наталья Михеева}

22. Вы еще ездите к Саи Бабе? И расскажите о Вашем новом «учителе».

23. Что Вы еще не сделали, но хотите сделать? {Спасибо, Тоня}

24. Зачем вы так постриглись, дорогой Борис Борисович?

25. Как вам нравится дом Максима Леонидова в Парголове? Он им очень гордится!

26. «Все говорят, что пить нельзя - я говорю, что буду» - «Мама, я не могу больше пить!». Как Вы, уважаемый Борис Борисович, объясняете это противоречие.

27. Боится ли смерти БГ и чего ожидает после нее?

28. Что Вы вынесли для себя из встречи со Шри Чинмоем? {это ужасно, но не помню, как пишется его имя, простите!} Он объяснил Вам, почему дал Вам такое имя?

29. Ром-бабы – потому что хлеб с вином или просто людей порадовать? Спасибо в любом случае (вас отсюда не видно, зато слышно, и это уже прекрасно!)

30. Когда Вы почувствовали, что «БГ» стало брендом?

31. Что Вы делаете, когда песни не пишутся?

32. Что за человек стоит справа от Вас у стенки в сером костюме и очень походит на Ленина? :)

33. Уважаемый БГ, ответьте, пожалуйста, вашему «со-ведущему», почему на «Радио Россия» Вы ведете передачу один?

34. Борис Борисович, Вы недавно выступали в Аничковом лицее. Как впечатление от этого заведения?

35. Борис Борисович, собираетесь ли еще посетить Ужгород? Очень Вас ждем!

36. Курица или яйцо, Борис Борисович? {P.S: спасибо за вазу (из-под ром-баб =))}

37. В каком возрасте Вы почувствовали себя взрослой сформировавшейся личностью?

38. Вы не хотели бы сделать «Аэростат», посвященный А. Башлачеву? Вы часто о нем вспоминаете? (слушаете?)

39. Какие из современных рок-команд Вы могли бы назвать действительно хорошими?

40. Что сегодня интереснее всего?

41. Борис Борисович, почему Вы сегодня без гитары?

42. Борис Борисович, рады вас видеть! Спасибо!

43. Борис Борисович, вы похудели и побрились – не боитесь, что Вас перестанут любить девушки? :) {P.S: спасибо за прекрасный концерт 23 декабря. Лена}

44. Борис Борисович, очень хочется увидеть Вас с последних рядов… {Наташи и K}

45. Как Вы относитесь к стихам И. Бродского?

46. Как Вы относитесь к творчеству группы «Сплин» и «Сурганова и оркестр»?

47. Как вы относитесь к Led Zeppelin и Планту, их творчеству сейчас?

48. Как Вы относитесь к женщинам в рок-музыке на российской эстраде?

49. Как Вы относитесь к альбому Дж. Харрисона «Жизнь в материальном мире»? Ему удалось… сами знаете что?

50. Как Вы относитесь к Паганини? как по-Вашему, действительно ли он заложил основы гот-культуры?

51. Как Вы относитесь к творчеству группы ALOE?

52. Как Вы относитесь к Яне Дягилевой и ее творчеству?

53. Как Вы относитесь к последним заявлениям таких личностей как Ю. Шевчук и И. Черт о новом «роке из подворотней»? Возможно ли, по Вашему мнению, возрождение старой рок-культуры 80-х? {Константин}

54. Как Вы относитесь к творчеству Ю. Шевчука? Каково Ваше отношение к Юрию Шевчуку как к личности – он Вам симпатичен? Согласились ли бы Вы вести с ним публичную беседу на одной сцене о рок-культуре в России? {Истфак СПБГУ}

55. Как Вы относитесь к опере? К рок- и метал-опере? Хотели бы Вы сами написать рок-оперу или принять участие в записи или постановке подобного произведения?

56. Борис Борисович! Мы женимся, приходите на свадьбу, а? Саша, Андрей.

57. Уважаемый Борис Борисович, так как 8-ое чудо света – это Вы, позвольте считать себя 9-ым. Я надеюсь в будущем донести до мира свои взгляды с помощью фотографии. Если бы Вы позволили устроить фотосессию с вами в главной роли, я была бы очень рада {Алиса, еще неизвестный фотограф}

58. Чтобы «реализовать Бога в себе», нужно обладать определенной смелостью. Как ее добиться – другими словами, как поверить в себя?

59. Какой должна быть современная женщина?

60. Как Вы думаете, почему новогодние ёлки в Питере начали появляться в середине ноября?

61. Что вы считаете современным искусством? И есть ли в нем искренность?

62. Ваше отношение к современной литературе (и что конкретно Вы считаете ею :))

63. Как Вы считаете, появится ли на нашей рок-сцене человек, сравнимый по таланту и значению с легендами русского рока - Вами, Цоем, Кинчевым, Шевчуком? {Наталья}

64. Уважаемый БГ, расскажите о музыке будущего. Какой вы ее видите? {Дмитрий}

65. Борис Борисович, каким Вам видится будущий этап развития культуры - музыкальной, в частности? Ваше творчество впитывало ее материал из самых разных источников. К чему обращаться дальше? Откуда пить? {С уважением, Игорь}

66. Как пропатчить KDE2 под FreeBSD? [:

67. Существует ли столкновение между восточной и западной культурами?

68. Вы служили в армии? Как Вы относитесь к военной службе по контракту?

69. Есть мнение, что новые, молодые таланты интересны, прежде всего, новым взглядом на мир. Как Вы считаете, люди, говорящие старые мысли, но по-новому, действительно мало интересны?

70. Как Вы относитесь к тому, что талантливые люди – в частности, Татьяна Толстая – меняют литературное поприще на более прибыльное, но гораздо менее духовное? Имеется в виду участие ее в различных TV-шоу?

71. Как вы относитесь к экранизациям классических произведений? Это приближает «высокую» культуру к массовой?

72. Всё ли в этом мире понимается умом?

73. Наш город стремительно разрушается, как можно этому противостоять? {Елена}

74. Ваше отношение ко лжи? Ложь во спасение - что вы понимаете под этим? (и были ли случаи в жизни?) {Аня}

75. Борис Борисович, выскажите, пожалуйста, свое мнение о «Кукурузе» «Охта-центра». По-моему, она убьет весь исторический облик Питера {с уважением, Олег}

76. Уважаемый Борис Борисович, на мой взгляд в современной России шоу-бизнес оккупируется продюсерами и их проектами. Есть и Инди-музыка. Но как молодым группам, по-Вашему, пробиться в концертную деятельность и продавать свою музыку? С учетом того, что Вы говорили о том, что труд, в т.ч. музыкальный, должен быть оплачен. И что Вы сами, как состоявшийся, оплачиваемый профессионал, готовы делать в этой связи? {Сергей}

77. Книги каких писателей для Вас особенно важны? Кого Вы считаете ключевыми фигурами литературы XX века? {Ольга}

78. Существует ли столкновение восточной и западной культуры?

79. Борис Борисович, а что вы читаете? Как Вы относитесь к современной литературе?

80. Как Вы оцениваете состояние современной православной церкви?

81. Считаете ли Вы, что человек есть мера всех вещей? И что, по-вашему, из этого следует? Спасибо. P.S: за «Аэростат» отдельное человеческое спасибо!

82. Борис Борисович! Низкая планка культуры может быть следствием выбора и свободы? Как «из двух зол выбирают меньшее» и «меньше знаешь - лучше спишь»? {Дмитрий. Спасибо}

83. Борис Борисович, как вы считаете, кто в современном обществе является элитой? Политики, деятели искусства или же кто-то еще?

84. Где, как Вы считаете, лучше жить - в городе или деревне?

85. Что, по-вашему, «хороший вкус» и есть ли он на самом деле? {Саша}

86. Борис Борисович, а в Африке или, например, исламских странах тоже есть святые? И чему у них можно поучиться? {Рини}

87. Борис, расскажите, пожалуйста, как Вы воспринимаете смерть, что это такое

88. Уважаемый Борис Борисович, я студентка философского факультета, пишу курсовую на тему «Проблема смысла жизни». Какое у Вас мнение по поводу этой проблемы? Очень хотелось бы узнать вашу позицию.

89. Уважаемый Борис Борисович! приведите, пожалуйста, пример из Вашей жизни, когда Вы отстояли свои права, свое достоинство {Вадим}

90. Как вы думаете, как воспитать в детях духовное? Миллионы беспризорников… Что делать?

91. В кого мне верить? Во что мне верить? Что мне любить? Кого любить? Мне 17, я девушка

92. Почему люди создают себе кумиров, как делают кумира из БГ или из Будды, а не стараются самостоятельно достичь просветления? (пройти свой путь?)

93. Поп- и рок-культура воздействуют на язык, язык изменяется; при этом захламляется, загрязняется; нет ли у Вас опасений за будущее русского языка? (А.М. Городницкий считает, что это нормально: язык сильнее, он всё переварит-отфильтрует. А Вы?)

94. Борис Борисович! в сегодняшней дискуссии звучит слово "сознание". Я хочу Вас спросить: с Вашей точки зрения, что представляет собой человеческое сознание? Как Вам кажется, зачем человеку дано сознание? Спасибо {Ольга}

95. В чем Вы видите смысл жизни? Вы нашли свой?

96. Мечтали ли Вы в детстве о подобном развитии Вашей жизни? {Краска жизни}

97. Существуют стереотипы, что попса – это сопливые бездарные песни в розовых тонах, а рок – это творчество наркоманов, алкоголиков и т.д. Понятно, что это лишь стереотипы, а какова, по-Вашему, принципиальная разница между попсой и роком?

98. Беспроигрышно сравнивать сегодняшнюю РФию с Ельцинской. Безусловно, опричнина Ивана IV тоже проигрывает… сейчас спокойнее. А если провести параллель с СССР, 70-80? {Максим}

99. Борис! Не могли бы Вы уточнить Ваши политические взгляды? Ваши последние высказывания на эту тему шокируют. Вы стали поддерживать тоталитарный режим?? P.S.: Я исключительно про Россию {Ваш слушатель (стаж 20 лет). Алексей}

100. В одном из интервью Вы сказали, что много ездите по России, и что за эти 8 лет жизнь в России улучшилась. Вы, правда, так считаете? {Вера

101. За кого Вы голосовали 2 декабря

102. Что Вы думаете по поводу национализма в политике (только не путать с нацизмом)? Т.е. нужно ли нам во внешней политике вести себя жестче, закрытее по отношению к влиянию Европы, Америки, Китая (Азии)? {Анна}

103. Уважаемый Борис Борисович, как вам кажется, является ли протест характеристикой рок-музыки? И существует ли она сейчас или окончательно превратилась в способ зарабатывания денег ради денег? {Спасибо, Наташа}

104. Совершенно ли Вы искренни, когда говорите, что рок в Союзе не был протестным?

105. Рок (больше чем поп) часто - традиционно - содержал протест. Сейчас этого почти не слышно. Что стало с роком? (вот «СП Бабай» поет Высоцкого и деревья сажает, но это единичный пример). И, соответственно, каково влияние на культуру этого пустого, соглашательного рока


* Дискуссионный клуб «Современность сквозь призму литературы» на филологическом факультете СПбГУ. Подробнее см.: http://www.phil.pu.ru/depts/10/disclub.htm

http://phil.spbu.ru/events/diskussionnyi-klub/stenogrammy-vstrech/b.b.-grebenschikov

спасибо за информацию про расшифровку sestrabo


Список исполнений:
1.Луна, Успокой Меня
2.Дуй / Ветер с океана дует мне в окно...
3.10 Стрел / Десять стрел на десяти ветрах...
4.Моей Звезде
5.Ключи От Моих Дверей / Между тем, кем я был, и тем, кем я стал...
6.Звёздочка / Вот упала с неба звёздочка...
7.Феечка / Иногда летишь в электрическом небе...
8.Voulez Vous Coucher Avec Moi / Снова не заснуть, а засну - все мне снится...
9.Туман Над Янцзы
10.Бурлак / Вдоль по Волге ходит одинокий бурлак...
11.Сокол / Если долго плакать возле мутных стёкол...


Created 2011-12-26 01:14:20 by Vyacheslav Sinitsyn; Updated 2011-12-26 01:52:01 by Vyacheslav Sinitsyn

Комментарии постмодерируются. Для получения извещений о всех новых комментариях справочника подписывайтесь на RSS-канал





У Вас есть что сообщить составителям справочника об этом событии? Напишите нам
Хотите узнать больше об авторах материалов? Загляните в раздел благодарностей





oткрыть этот документ в Lotus Notes